В маршрутках Екатеринбурга запретили «нерусскую музыку»

В маршрутках Екатеринбурга отныне могут звучать песни только на русском языке - это рекомендует водителям комитет по транспорту городской администрации. 

Процесс, давший такой неоднозначный результат, стартовал в феврале в момент обращения к уполномоченному по правам человека в Свердловской области Татьяне Мерзляковой недовольной горожанки - она жаловалась на травмирующую громкую таджикскую музыку, звучащую в транспорте на 7 и 14 маршрутах. Омбудсмен обратилась к транспортным компаниям с пожеланием включать во время поездок не только таджикскую, но и русскую музыку. 

«Мы решили рекомендовать транспортной компании, чтобы звучали разные мелодии, включая наши. Я не исключаю, что и таджикская музыка будет звучать, это действительно одна из величайших культур. Но пусть звучит и родная мелодия», – пояснила свои действия Татьяна Мерзлякова.

Через несколько дней омбудсмену пришло письмо по результатам проверки, проведенной транспортным комитетом мэрии, извещавшее, что водителям маршрутов №6 и №14 рекомендовано включать в салоне только радиостанции и только русскоязычные, кроме того, с водителями проведён специальный инструктаж по поводу недопустимости прослушивания музыки с высокой громкостью.

5 марта в прокуратуру поступило заявление от правозащитника Вячеслава Башкова, который считает, что администрация Екатеринбурга нарушает права человека граждан нерусских национальностей, дискриминируя их по национальному признаку.

 
Заявление в прокуратуру Вячеслава Башкова

«На новостных интернет-сайтах http://www.66.ru/news/society/134286/ и http://ural.kp.ru/daily/26051/2963305/ появилось сообщение о прослушивании иностранной музыки водителями нерусской национальности. Опубликовано письмо администрации Екатеринбурга от 05.03.2013 №27.1-22/349 (смотрите приложение к заявлению), в котором утверждается, что иностранная музыка раздражает слух пассажиров, и теперь в общественном транспорте будет играть только русская музыка. Я считаю, это письмо администрации Екатеринбурга нарушает права человека, является дискриминационным по отношению к гражданам нерусских национальностей, а потому незаконно. Прошу принять меры прокурорского реагирования и дать мне ответ на адрес 620076, Екатеринбург, а\я 33, для Башкова»

 
Комментарии к теме

Интерес, который вызвала новость о музыке в маршрутке, на мой взгляд, показывает, что вопрос был поднят своевременно. Значит, я не ошиблась, у людей действительно наболело.  Моя работа состоит из общения с простыми людьми, каждый месяц принимаю десятки человек, читаю сотни писем. Специально, чтобы пожаловаться на музыку, ко мне не приходят, и не пишут, наши люди очень толерантны. Но в беседах  об этом говорят часто, я не могу не видеть, что очаг напряженности здесь есть и стараюсь принять меры, чтобы его ликвидировать. Ведь порой простая мелочь, недопонимание, неправильное истолкование может стать причиной большого конфликта.

Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека в Свердловской области

Интерес, который вызвала новость о музыке в маршрутке, на мой взгляд, показывает, что вопрос был поднят своевременно. Значит, я не ошиблась, у людей действительно наболело.  Моя работа состоит из общения с простыми людьми, каждый месяц принимаю десятки человек, читаю сотни писем. Специально, чтобы пожаловаться на музыку, ко мне не приходят, и не пишут, наши люди очень толерантны. Но в беседах  об этом говорят часто, я не могу не видеть, что очаг напряженности здесь есть и стараюсь принять меры, чтобы его ликвидировать. Ведь порой простая мелочь, недопонимание, неправильное истолкование может стать причиной большого конфликта.

За дискуссией следила внимательно, знаю, что некоторые жители области  были шокированы: как, омбудсман  инициирует обращение  в органы  власти и предлагает что-то запретить! Омсбудсман  выступает за запрет национальной музыки! Это ведь нарушение прав человека! В своих блогах возмущались люди, которые давно не  пользуются  общественным транспортом, с проблемой не знакомы, на себе неудобств не испытывали. Но мнение высказали: что-либо запрещать – нарушать права человека.  Обидно, что конфликтную ситуацию, интригу попытались создать на пустом месте, просто выдернув слова из контекста. Ведь обсуждались не мои слова, не моя позиция, а чье-то мнение или истолкование моих слов. 

Давайте вернемся к истокам. В очередной раз процитирую свое письмо. 

«Убедительно прошу Вас принять к сведению факты, которые сообщила заявительница. Обращаю Ваше внимание, что жалобы на громкую музыку в салоне автобусов и маршрутных такси я слышала ранее от других жителей города Екатеринбурга и области. Музыкальные вкусы пассажиров нередко существенно отличаются от музыкальных пристрастий водителей, а вынужденное длительное прослушивание непривычной или неприятной музыки вызывает у людей раздражение. Во избежание роста напряженности прошу довести до сведения владельцев транспортных предприятий пожелание, чтобы водители использовали более разнообразную музыку, если она транслируется на весь салон, а также приглушали звук по просьбе пассажиров».

Так что не просила я ничего запрещать. В соответствии с ответом Комитета по транспорту, организации дорожного движения и развитию улично-дорожной сети с водителями маршрута № 6 владельцами транспортного предприятия проведена беседа, в пассажирский салон будет транслироваться музыка с радиостанций города Екатеринбурга, вещающих на русском языке.  Либо вообще музыка включаться не будет. Я не понимаю, что так обеспокоило правозащитников. Нарушение каких и чьих прав они тут усмотрели. Где, кем установлено право на прослушивание чего-либо в общественном транспорте?  Что плохого в том, что вещание в России будет производиться на русском языке.

Вот так и  получилось, что все обсуждение ушло в сторону межнациональных отношений и поведения выходцев из стран СНГ.  Просто заявительнице не понравилась именно национальная музыка, но ведь проблема значительно шире. Разве все любят слушать шансон? А блатные песни?  Город у нас большой, и пробки возникают часто, так что ехать приходится долго. Кто пользуется общественным транспортом, подтвердит, что порой музыка воспринимается просто как шум. Хочу особо подчеркнуть: любая музыка, особенно если она включена на полную мощность. Так что здесь речь идет даже не о праве, о желании. Водитель хочет слушать громкую музыку, а некоторые пассажиры – нет. Чье желание важнее?  

В своей деятельности, да и в повседневной жизни тоже  я всегда придерживаюсь принципа: право одного человека заканчивается там, где начинается право другого. Научить только запретами понимать и уважать друг друга невозможно. Ведь мы порой даже не догадываемся, что своим поведением, словами можем кого-то обидеть, можем кому-то мешать. Мне было очень приятно, что консул Таджикистана, простые водители иностранцы очень мудро высказались на заданную тему. Трудовые мигранты фактически находятся в гостях, им незнакомы обычаи и привычки местно населения и они готовы прислушиваться к пожеланиям. 

Тема музыки в салонах стала популярной. И я рада, что невольно побудила людей ее обсуждать. Давайте учиться договариваться, слышать другу друга и идти друг другу навстречу. Тем более, что конфликт можно раздуть очень легко и по любому поводу. Было бы только желание. 

И последнее – я очень люблю музыку таджикских гор. И рада, что она звучит в нашем городе. Но очень боюсь, чтобы ее, словно неумелый, навязанный урок классической литературы, не восприняли моли земляки неправильно.

Мы интересны друг другу тем, что наши культуры отличаются, наши кухни разнообразны и сами мы непохожи в своей красоте. 


Михаил Вандышев, кандидат социологических наук, доцент кафедры теории и истории социологии УрГУ им.Горького

Мое мнение - ничего страшного в том, что люди слушают музыку на родном языке нет. Тут, мне кажется, музыка является своеобразной жертвой отсутствия каналов взаимодействия между почти кипящим местным сообществом и мигрантами. Например, не рождает ведь такого раздражения музыка на английском языке, хотя мало кто может сказать, о чем там песни по радио играют (а они, надо сказать, далеко не всегда являются объектом музыкального и поэтического искусства).

Ведь на всяких корпоративных праздниках поют «Черные глаза» и пр. образцы. Чем это лучше? Мне кажется, что музыка - это то, что все слышат, это как национальная одежда - ну вот чего ее запрещать? Однако, они чужие и уже такое ощущение возникает, что выискивают некоторые деятели НУ В ЧЕМ ОНИ ЧУЖИЕ!?

Абдулло Давлатов, председатель Ассоциации таджикских организаций «Самандар»

Читал об этом. К сожалению, и власть имущие делают много глупостей!
Если честно, мне самому не нравится, когда включают на полную мощь музыку в общественных местах, особенно в общественном транспорте и особенно непрофессиональную музыку! Конечно, надо с этим что-то делать. Например, устанавливать видеомониторы для пассажиров, в которых будут рассказывать об истории, культуре и т.д. Екатеринбурга, Урала, России. Или видеоролики о природе, животном мире... Одним словом, много вариантов, когда без разжигания межнациональной розны и вражды можно решить эту проблему.
А решение городских властей Екатеринбурга считаю необдуманным, недостойным такого замечательного города и провокационным!

Валерий Амиров, доцент кафедры периодической печати факульттета журналистики УрФУ, кандидат филологических наук

Ну, я не думаю, что это однозначно умное решение - запретить национальную музыку.
Мне, воспитанному в русской культурной парадигме, такая музыка, скорее нравится, чем как-то оскорбляет.
Тогда нужен какой-то музыкальный регламент. Что можно, а что нельзя. Меня, например, раздражает «Юмор ФМ», который включают некоторые водители, а кого-то раздражает «Эхо Москвы», которое слушает водитель.
Мы или заботимся о пассажирах, или сознательно зажимаем мигрантов.
Надо выбрать что-то одно.
Другое дело, что надо что-то делать с ситуацией, когда кондукторы не говорят по-русски.
Вот это действительно проблема.

Хушвахт Айдаров,
председатель Свердловской областной общественной таджикской организации «Дидор»

Я считаю, что вообще никакой музыки в общественном транспорте быть не должно – ни европейской, ни американской, ни русской. Может быть общение, да и то не всегда приятно, когда громко разговаривают.  Сегодня очень часто можно услышать, что громко разговаривают на азиатских языках, а это тоже не каждому приятно. Запретить, конечно, так себя вести, никто не может. Но я со своей стороны делаю замечания, если случаются подобные ситуации. Надо уважать друг друга.

Анна Пастухова, председатель Свердловского отделения ОО «Мемориал»

Мне кажется, вообще нельзя делить музыку на национальную и не национальную. В общественном месте нужно слушать любую музыку так, что бы никому не мешать – через наушники, например. Я себя отношу к гражданам мира, мне близка музыка и культура самых разных народов. И дело тут не только в том, к какой национальности принадлежит исполнитель, а скорее от качества исполнения, от вкуса. А что касается запрета с формулировкой «национальная музыка», я, конечно,  против него. На мой взгляд, запретов в принципе должно быть как можно меньше.

Алексей Вдовин, руководитель информационно-издательского отдела Свердловского отделения Союза театральных деятелей России, блоггер
 

Лично мне, прожившему в Ташкенте 25 не самых худших лет в своей жизни, национальная музыка в общественном транспорте нисколько не режет слух, даже наоборот - навевает теплые ностальгические воспоминания. С другой стороны, я могу понять и «коренных» уральцев, для которых эти мелодии могут звучать диссонансом. Предлагаю быть последовательным и просто соблюдать правила культуры и общежития, единые для всех. А это значит - держать ручку громкости на допустимом для уха водителя минимуме - независимо от того поклонник он восточных гармоний, русского шансона, классической музыки или рок-н-ролла. А лучше всего - совсем не отвлекаться от дороги.

Юсиф Фарзалиев, адвокат, юрист СОО «Всероссийский Азербайджанский конгресс»
 

По поводу запрета звучания национальной музыки в общественном транспорте могу сказать, что транспорт, особенно общественный, как источник повышенной опасности, не место для прослушивания водителем музыки, причем любой, не только национальной. На мой взгляд, было бы странно видеть как пассажиры с удовольствием наблюдают как водитель слушает европейскую, американскую, русскую или иную другую музыку и возмущаются, когда звучит, например, узбекская или таджикская музыка. Надо быть честным и признать, что дело не в музыке.

Рафаиль Исхаков, кандидат филологических наук, доцент кафедры периодической печати УрФУ

Всякие запреты в правовом государстве нелегитимны. Это верный признак великодержавного шовинизма. Основной принцип – «разрешено все, что не запрещено». Национальная музыка, к сожалению, понимается узко – как восточная музыка. Муслим Магомаев, Раймонд Паулс, Рашид Бейбутов, Стахан Рахимов и Алла Иошпе, Анна Вески, Кола Бельды, Ильхам Шакиров, Фарида Кудашева, Яак Йоала, Рустам Асаев – эти люди прославляли российскую культуру. Кто из них «лучше»? Это спор из серии «что нужнее? – утюг или паровоз».  Я не думаю, что, сменив национальную музыку на т.н. городской блатной шансон, мы получим расцвет музыкальной культуры в общественном сознании. Но криминализацию общественного сознания получим однозначно…

Лиана Гаглойтэ, председатель Общества осетинской культуры им.Аслан-Гирея Галати

Я не слышала про запрет... думаю, что запрет именно узбекских или такжикских песен - это плохо. Плохо и то, когда водитель, независимо от национальности, навязывает свои вкусы пассажирам. От этого точно страдают уши многих. Как тут быть?... В такси очень просто - пассажир волен попросить отключить или переключить музыку. В общественном транспорте, наверное, надо включать просто подборку из разноязычной эстрады. Тогда претензий думаю не будет.

Ирина Некрасова, юрист сети «Миграция и право»

Во-первых,  письмо – это всего лишь письмо, а НЕ РЕШЕНИЕ, и не запрет как таковой, оно по сути не может быть незаконным и нарушать права, это просто переписка.

А по сути дискуссии – я, как постоянный пассажир маршруток, считаю, что никакая музыка не должна звучать: во первых, исходя их соображений безопасности движения- всё таки она отвлекает водителя, и вкусы, как уже многие здесь писали, у всех разные- одному национальная не нравится, другому ещё какая нибудь, вот мне, например, тюремный шансон, который, кстати, несколько лет назад, кажется действительно в маршрутках запрещали. Тесное пространство, часто переполненная маршрутка, и если к этому ещё и громкая музыка – и маршрут по пробкам через весь город… А на том же 14 маршруте к этому ещё добавляется громкий разговор с соотечественниками-пассажирами и беспрерывный  громкий разговор водителя по телефону, что вообще запрещено правилами движения, и курение на маршруте и явное отсутствие опыта вождения в городских условиях. Согласитесь, такая поездка не только не комфорта, а просто опасна.  Но музыка, это не самая главная и не единственная проблема нашего городского общественного транспорта – чего стоит состояние – техническое и санитарное, тех же самых маршруток: изрезанные сиденья, жуткий запах, духота , или холод зимой и интервалы движения. Я думаю, администрации лучше было бы в первую очередь подумать об этом.

Наталья Тагильцева, председатель общественно-консультативного совета при ФМС Свердловской области

По поводу запрета звучания национальной музыки в общественном транспорте – реакцию в виде запрета я не одобряю. По-моему, любая музыка и пение на любом языке раздражают пассажиров тогда, когда звучат громко, что мешает гражданам делать в пути то, что им бы хотелось: разговаривать с попутчиком, что-то обдумывать или просто отдыхать. 

По-моему, кроме всего прочего, громко звучащая музыка демонстрирует неуважение водителя к пассажирам и именно это вызывает их возмущение. Поэтому я за любую музыку, но такую, которая звучанием своим никому не мешает. На мой взгляд, большее зло  - это бесконечные разговоры водителей по телефону во время движения, что создает опасную ситуацию на дороге.

Владимир Банников, член союза журналистов России, Редактор Центральноазиатского информационного портала «News-Asia» и РИА «Новый Регион-Азия»

Считаю, что запрет именно этнической музыки в общественном транспорте выглядит как ущемление по национальному признаку. Нужно было вначале составить список рекомендованной музыки, в которую бы вошли исполнители разных народов. Таким образом не будет национального акцента в этом вопросе. Ведь Россия страна, где проживает не один русский народ. Везде стоит соблюдать баланс, а наши чиновники любят из крайности в крайность прыгать.

Кстати, здесь (а я сейчас в Киргизии) в маршрутках русские водители слушают русскую музыку и киргизы не возмущаются. Екатеринбург подал плохой пример - сейчас местные власти тоже могут такие законы принять.

Валентина Харитонова, генеральный директор ЕВРАЗИЯ-МЕДИА-ЦЕНТР

О национальной музыке... Лично меня это не напрягает. Меня, возможно, напрягает радио "Шансон" в такси... Это всё дело вкуса. Но если уж кому-то из пассажиров очень не нравится национальная музыка, тогда надо вводить за правило включать не какие-либо радиостанции (одни рок не переносят. другим музыка 80-х кажется примитивной) специальные подборки инструментальной музыки... Однако вот вопрос - кому адресована эта музыка? Если пассажирам, - это одна ситуация. Однако, скорее всего, музыка помогает водителю (из числа приезжих) выдержать тяжёлую и напряжённую работу в течение длительной смены. Спокойная инструментальная музыка его укачает. Копромисс один - ехать молчком.

Александр Комаров, корреспондент  ИА REGNUM, корреспондент АСИ, руководитель Социального портала Урала

Если эта музыка может причинить какой-либо вред межнациональным отношениям, то, конечно же, с ней нужно быть аккуратными. Я вообще против звучания в общественном транспорте любой музыки, если честно. Потому что одним, как мне, нравится советская классика, а другим, например, рэп, который я терпеть не могу. Вкусы у всех разные.