Возможности сотрудничества государства и НКО в вопросе интеграции и адаптации мигрантов

По результатам прошедшего в августе опроса «Левада-центра», число россиян, признавшихся в ксенофобии, возросло с 2009 года с 41% до 46%. Причем, сами граждане замечают рост националистических настроений в обществе. Так, 52% россиян считают, что в стране в последние годы стало больше граждан, которые разделяют националистические взгляды, и с 2006 года число сторонников такого мнения возросло на 5%.

Что же стоит за этими цифрами?...

Первый очевидный ответ – недовольство местных жителей, граждан России, т.е., по сути нас с вами, мигрантами. Но в этом недовольстве не дифференцировано кто и почему нам неугоден...

Конечно, миграция экономически обусловлена, и хорошо, что Россия по прежнему остается привлекательной страной для граждан ныне иностранных государств СНГ. Эксперты предрекают, что в будущем России придется вырабатывать конкурентные преимущества в борьбе за рабочие руки, но это в перспективе, а сейчас в обществе все чаще звучат призывы о закрытии границ и высылке всех «инородцев» на родину.

Раздражение наших сограждан вызывают и поведение чужаков, а террор и этнический криминал  порождает страх и предубеждение. Это все объяснимо и понятно. Но не понятно, что же делать? Действительно, закрывать границы (ввести визовый режим), отказываться от внешней миграции или еще что-то?..

Как бы ни были привлекательны популистские лозунги о закрытии границ, эта радикальная мера имеет под собой больше минусов, чем плюсов. Да, отсутствие неконтролируемых потоков безвизовых граждан должно будет стимулировать развитие внутренней миграции; возможно, снизит уровень преступности (хотя по статистике доля преступлений, совершаемой иностранными гражданами стабильна и в Свердловской области составляет около 3% от общего числа преступлений), но в целом весь процесс является абсолютной регрессией, противоречащей интересам России в глобальном смысле. Да и потом – проблемы внутренней миграции все равно придется решать, почему же не решать их сейчас?..

Конечно, внутренняя и внешняя миграция не одно и то же. Но и в том, и в другом случае присутствует ряд факторов, которые позволят оптимизировать процессы миграции, как для самих мигрантов, так и для местного населения. Упорядочение миграционных процессов предполагает не только осуществление действенного контроля за мигрантами, но работу по их адаптации и интеграции в местное сообщество.

Внутренние мигранты в более выгодном положении, так как изначально находятся в одном правовом статусе с местным населением и не могут быть стигматизированы по принципу гражданства. Это не значит, что они не нуждаются в адаптации, но единое правовое и административное поле позволяет согласовано решать вопросы по их приему, трудоустройству, защите их прав. И потом – предполагается, что россияне владеют русским языком, а это наиважнейший фактор адаптации и интеграции. Безусловно, есть ряд культурных (поведенческих) особенностей, проявление которых представителями республик российского Кавказа, кстати сказать, и вызывает раздражение жителей центральной России, но после известных событий работа в этом направлении уже ведется как государством, так и национальными сообществами. И, поскольку, отличия во внутренней и внешней миграции, все-таки, присутствуют,  хотелось бы подробнее рассмотреть вопросы адаптации именно иностранных граждан.

До недавнего времени о необходимости адаптации говорили только «общественники». Вопросы интеграции решали правозащитные, диаспоральные, религиозные и другие  общественные организации. Такая работа силами НКО ведется давно, но надо понимать, что она не системна, не согласована всеми участниками миграционных процессов. Деятельность эта ведется чаще в рамках различных грантовых проектов, иногда за счет скромных ресурсов самих НКО. Это отнюдь не означает, что она не эффективна и не нужна. Наоборот, именно у них накоплен колоссальный опыт, разработаны механизмы работы с мигрантами, проводится исследовательская работа и разработаны практики. Более того, зачастую именно представители общественных организаций являются тем коммуникативным звеном, которое стимулирует различные государственные органы согласованно решать возникающие в миграционных процессах вопросы.

Сегодня же радует то, что государство признало необходимость адаптации и интеграции иностранных граждан. Доказательство тому – создание соответствующих профильных подразделений в структуре ФМС  России. Как говорит начальник управления содействия интеграции Федеральной миграционной службы Татьяна Бажан в одном из интервью, отделы нового управления будут заниматься вопросами, связанными с выработкой стратегии интеграции, взаимодействием с общественными и национальными организациями, сотрудничеством с общественностью и средствами массовой информации. То есть, очевидно, что непосредственно работой с мигрантами в плане их обучения  ФМС заниматься не будет, оставляя за собой функцию регулятора процесса. Практическая работа, как и прежде, прерогатива профильных НКО. Главное же, что мировая практика, когда вопросы интеграции готово взять на себя страна приема трудовых мигрантов, приживается и в России. Страна, принимающая мигрантов, должна позаботиться о том, чтобы они имели возможность приспособиться, т.е. адаптироваться к нашему укладу жизни.

Но что же стоит за словами «интеграция и адаптация» трудовых мигрантов? Какие практики работают сейчас?

Здесь встает следующий вопрос – нужно ли различать потоки мигрантов?  Ведь одни из них ориентированы  на сезонную работу, другие – наоборот, мечтают в перспективе получить гражданство России. Одни приехали первый раз, другие – приезжают на заработки ежегодно. Уже говорилось о том, что знание русского языка является базовым фактором интеграции и адаптации, а также фактором правовой защищенности. По результатам исследования, которое наша организация проводила в рамках проекта «Общество и мигранты: от адекватной информации к разумному сосуществованию» только 37% граждан Таджикистана, въезжающих на территорию РФ, владеют русским языком в той степени, что могут самостоятельно заполнить документы, необходимые для получения разрешения на работу. Остальные вынуждены обращаться к разного рода посредникам и часто становятся жертвами мошенников. Незнание языка потенциально способствует тому, что мигрант становится не только правонарушителем, едва въехав на территорию нашей страны (и, как вариант, получив от посредника фальшивые документы), но и жертвой правонарушений в отношении себя. На сегодняшний день множество ВУЗов разработало курсы русского языка как иностранного, как раз ориентированные на трудовых мигрантов, но работает только один класс в Свердловской области  (в г.Заречный), где мигрант может посещать такие курсы. Это не значит, что данный курс не востребован. Проблема, как всегда, одна – отсутствие финансирования. Именно этот фактор является самым труднопреодолимым для НКО и сдерживает их работу.

Помимо русского языка необходимо также знание основ миграционного законодательства. Здесь есть проблема информирования мигрантов об их обязанностях и правах, но нашими НКО она решается достаточно эффективно. Еще в 2007 году Межнациональный информационный центр разработал совместно с УФМС по Свердловской области и издал Памятку иностранного гражданина, которая неоднократно переиздавалась тысячными тиражами, в том числе и на родных для мигрантов языках в странах исхода. Памятка не только просвещала мигрантов, но и способствовала тому, что они реже становились объектом противоправных действий со стороны недобросовестных сотрудников правоохранительных органов, которые, увидев Памятку в руках мигранта, отпускали его «с миром» и без поборов (случай из практики работы Межнационального информационного центра). В настоящее время НП МИЦ разработана новая редакция Памятки, которая будет издана на четырех языках (русский, таджикский, узбекский и киргизский) и предполагается к распространению на территории Свердловской области.

Конечно, Памятка это хорошо, но курсы по основам российского законодательства и его правоприменения не были бы лишними, так как предполагают обратную связь и способны рассматривать те специализированные вопросы, которые не освещены в Памятке (устройство ребенка в школу, возможности медицинского обслуживания, и т.д.). Более того, именно курсы могли бы стимулировать мигранта не только к защите своих прав, но и к уважению законов Российской Федерации в целом. Возможно, такие курсы были бы востребованы как раз теми иностранцами, которые желали бы стать в будущем нашими согражданами. Но сейчас таких курсов на территории Свердловской области не проводится, и говорить о них мы можем только в сослагательном наклонении.

То же касается и курсов по социо-культурной адаптации. Казалось бы, информация, которую в рамках такого курса можно было бы предоставить мигранту, является важной и необходимой, поскольку позволит мигранту менее конфликтно вписаться в местный культурный контекст, расскажет о культурных традициях и нормах поведения, принятых в российском обществе, а значит, будет способствовать оптимизации межнациональных отношений между местными и приезжими. Курсов нет, но большую работу в этом направлении играют именно диаспоральные и религиозные организации. При этом необходимо помнить, что качество их работы в огромной степени зависит от лидера такой НКО, и, если хотите, от уровня его просвещенности и порядочности. Не часто, но бывает, что «национальный» лидер либо сам мало правообразован, либо же ориентирован на то, чтобы информировать соотечественников неполноценно и недостоверно: для некоторых каждое обращение земляков  – это способ заработка. Именно такие факты заставляют ряд не национальных НКО, работающих в сфере миграции, дистанцироваться от коллег-националов.

Вот этот небольшой, на наш взгляд, комплекс интеграционных практик позволил бы  иностранному гражданину находиться в рамках правового поля, а значит, получить полноценную защиту своих прав и законных интересов. Кроме того, по словам вышеупомянутой Татьяны Бажан, «само общество заинтересовано в том, чтобы находящиеся на его территории иностранные граждане знали язык, законы и принятые правила поведения. Ведь именно адаптированность личности выступает своего рода социально-психологической основой ее законопослушного и социально приемлемого поведения». Вероятно, что потоки мигрантов, приехавших на сезонные заработки и тех, что желал бы стать гражданином РФ разделятся по интересам без вмешательства внешних сторон. Но это будет очевидным только тогда, когда все эти механизмы и практики заработают.

В заключение хотелось бы сказать, что проблема интеграции огромного количества людей может быть решена только при тесном взаимодействии государственных структур с институтами гражданского общества. У общественных организаций, как уже говорилось, есть опыт и практики, у государства - полномочия. Именно такое сотрудничество позволило бы наладить эффективную работу, способствующую профилактике экстремизма, оптимизации межнациональных отношений и выравниванию демографической ситуации в России.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии  

 
+1 #1 Владимир. 28.12.2014 15:35
Мне пришлось длительно жить среди народов Сибири и пардон я не националист.События на Украине показывают к чему приводит авось.Одна часть русского народа усердно режет другую. Итак какие проблемы создают кавказские и иные диаспоры. Понятно что в Россию едут заработать от нужды и согласны работать задешево.Секрет в том что скажем в Узбекистане цены ниже чем в России. С точки зрения безработных молодых россиян гастарбайтеры разновидность штрейбрехеров. Ситуация чреватая последствиями без каких либо дополнений. А их с избытком.Гастарбайтеры не стесняются называть русских лентяями, забывая о разнице цен в России и у себя дома. Кавказцы еще хуже благодаря своему менталитету предписывающему сначала помочь своему, а уж потом разбираться. Скрытый градус конфликта постепенно усиливается.И вдруг, но только для властей раздается возглас: "Бей нерусь, спасай Россию". И бьют не по паспорту. В Москве погибло несколько студентов бурятов, конечно жертвы есть и среди других народов Сибири. Домой они возвращаются с психологическим и травмами. Таким образом среди национальных элит возникает сепаратизм. Кому нужно государство неспособное обеспечить элементарную безопасность граждан? И сколько веревочке не виться, а конец будет.Это понимают за рубежом и поддерживают всякого рода правозащитников . В широком плане от гастарбайтеров масса вреда.
1) Дешевая рабочая сила тормоз технического прогресса, зачем что то изобретать.2) В случае военного конфликта защищать страну будут только коренные народы, а гости вспомнят о родине. 3)Отсутствие работы означает отсутствие детей у коренных народов.4) Усиление сепаратизма в национальных окраинах.5) Возможность вращивания исламских боевиков и вытекающей из этого рельсовой войны. Кто нибудь считал сколько дивизий требуется для охраны восточно-сибирской магистрали? Вывод прост, чем меньше гостей из ближнего зарубежья, тем лучше.
Думаю гражданство крови для России предпочтительне е, оно дает право выселения нежелательных лиц в преддверии опасности.
 

-->