Семья – это ощущение дома в любом уголке света, даже если ты мигрант…

Семья - это самое близкое и ценное, что в то же время может оказаться чрезвычайно больной темой. Взлеты и падения, радость и горе, хитросплетения эмоций в отношениях с близкими и родными людьми порождают не только наблюдения, но и интерес со стороны  госведомств, неправительственных организаций, межгосударственных и региональных структур. О том, что трудовая миграция – явление довольно сложное и неоднозначное, никто и не спорит, потому, что это в первую очередь связано с тем, что в отличие  от товарообмена или движения капиталов, в миграционные процессы вовлечены люди, с их личными судьбами и проблемами.

В современных условиях, миграция трудовых ресурсов превратилась в постоянный, неизбежный и очень сложный процесс. Причины, по которым встают на путь трудовой миграции,  определены воздействием ряда факторов экономического и неэкономического характеров. И если причины экономического характера таятся в многообразном  условии  заработной платы, то к  неэкономическим - можно отнести семейные, национальные и даже образовательно-культурные факторы. Сегодня в мировой практике сформировалась определенная классификация форм миграции рабочей силы: её определяют по территориальному охвату, уровню квалификации,  по времени,  по степени законности, и  пытаются определить по степени воссоединения семей мигрантов.


Ситуация по  Таджикистану

По официальным данным, сейчас в трудовой миграции находятся порядка 800  тысяч таджикистанцев.  По неофициальным – больше одного миллиона человек, из которых 12% - это женщины. Это почти треть всего трудоспособного населения Таджикистана.  По данным ФМС РФ, число граждан Таджикистана, находящихся на территории России, по состоянию на 4 сентября составляет 1 млн. 170 тыс. 403 человек, из этого числа 995 тыс. 94  мужчин и 175 тыс. 309 женщин. Больше всего в России мужчин в возрасте от 18 до 29 лет – 501 тыс. 523 человек и женщин этого же возраста – 62 тыс. 46 человек. Число детей и подростков из Таджикистана (в возрасте до 17 лет) в России составляет 12 %  - это в целом 128 тыс. 628 человек. Как сообщают в Агентстве по статистике при президенте Республики Таджикистан, средняя зарплата в стране по состоянию на июнь  составила 921,35  сомони (около 7 тыс. росс. руб.). В Таджикистане число официально зарегистрированных безработных достигло почти 55 тыс. человек.

Ситуация по  Кыргызстану

В настоящее время каждый четвертый житель Кыргызстана трудоспособного возраста пребывает за пределами страны, работая в качестве трудового мигранта. Министерство труда, миграции и молодежи Кыргызстана насчитало их в количестве 650 тысяч. Больше всего мигрантов из числа женщин прибывают из Кыргызстана  - они  составляют почти  50% от общего количества трудовых мигрантов. В основном, все  они трудятся на территории России или Казахстана. Согласно сведениям ФМС РФ около 15% т граждан КР в РФ младше 17 лет.  По данным Министерства финансов по итогам социально-экономического развития Республики Кыргызстан за первые полгода 2014 года размер средней   заработной платы составил 11,5 тысяч сомов (около 8 тыс. росс.руб.). На конец июня 2014 года в республике зарегистрировано 58,5 тысяч безработных граждан.

Брошенные  жёны и дети

Проблема брошенных семей трудовых мигрантов, пожалуй, одна из актуальных тем в Кыргызстане и Таджикистане. Число брошенных жен и детей становится все больше, и эта проблема не была столь тяжкой, если бы трудовые мигранты помогали бы своим семьям, а не бросали их на произвол судьбы. Никто не скажет точно, сколько на сегодня составляет численность брошенных жен и детей, но для аналитиков и экспертов одно очевидно -  их число растет с каждым годом. Об этом можно судить, попав в регионы этих  стран, где женщины и дети ведут свое хозяйство, и далеко не каждая может похвастаться тем, что ее муж или бывший муж помогает ей и детям материально.

Общественным фондом «Панорама» по заказу ООН Женщины в рамках Региональной программы  по миграции был проведён  ситуационный анализ в период  с 12 мая по 31 июля 2014 года, в котором было задействовано 12 районов Таджикистана. По  мнению большинства  респондентов, независимо от регионов, пола, типа домохозяйств, последствия трудовой миграции для домохозяйств имеют как положительный характер, так и отрицательный.

По словам одного из авторов анализа  Татьяны Бозриковой,  средний возраст респондентов, покинутых мужьями трудовыми мигрантами, составляет  около 40 лет  и  варьирует от 24 до 64 лет. По семейному статусу большинство участниц фокус групп до сих пор находятся замужем. Со слов самих респондентов большая часть женщин находится в официальном браке,  зарегистрированном в ЗАГСе.  В частности Т.Бозрикова отметила: «Истории и судьбы наших респондентов различны, но всех их объединяет отсутствие постоянной связи и материальной поддержки со стороны мужей свыше одного года.  Примерно  половина  из этих женщин потеряли связь и лишились материальной поддержки сроком более пяти  лет. Среди участниц фокус групп были женщины, с которыми мужья не поддерживают связь порядка 10 -12 лет. Мужья, бросившие свои семьи на произвол судьбы различного возраста и  уровня образования: и с высшим образованием, и без образования.   Большая часть  из них первый период пребывания за рубежом поддерживала  связь с семьей по телефону и помогала материально, размеры материальной поддержки были различны, но слов респондентов были не большими.  Постепенно, в разные сроки эти связи прекращались. Но самая главная проблема для таких семей – это воспитание детей без отцов»

На фоне бурного обсуждения проблем таджикских трудовых мигрантов судьба их детей, оставшихся на родине, остается практически незамеченной. Первой попыткой изучить этот вопрос более подробно стало исследование ЮНИСЕФ.  Отчет показывает, что благодаря денежным переводам мигрантов их дети могут получать образование и имеют доступ к более качественным медицинским услугам. Правда, это касается тех семей, которые регулярно получают финансовую помощь. В семьях же, где связь с отцом, который трудится за границей, прервана, ситуация сложная.

В 2013 году по инициативе общественной организации «Диер» и Согдийского отделения Миграционной службы при правительстве Таджикистана в 18-ти городах и районах области был проведен опрос населения. Пытались выяснить и определить количество местных жителей, отправившихся на заработки за рубеж в период с 1993 по 2013 г.г., которые уже более пяти лет не подают о себе вестей. Выяснилось, что только в одной Согдийской области Таджикистана таковых набралось более 700 человек. По словам руководителя ОО «Диер» Бахри Абдурахмановой, это число не является окончательным. «Дело в том, что для проведения этого исследования было выделено очень ограниченное время, подворный обход не проводился, - поясняет Бахри Валиевна. - Список был составлен, в основном, со слов председателей махаллинских (квартальных) комитетов, но не все из них знают о пропавших без вести согражданах, тем более что в большинстве семей число мигрантов - более одного человека».

Летом этого года общественной организацией «Инновационное решение» была проведена оценка воздействия трудовой миграции на жизнь сельских женщин в Кыргызстане. Основными задачами оценки были суждения  изменений жилищных условий, качества жизни и социально-экономического статуса семей, в которых есть трудовые мигранты, а также оценка обусловленных трудовой миграцией фактических потребностей и приоритетов наиболее уязвимых групп женщин.


По словам исполнительного директора  Гульнары Ибраевой, большинству людей свойственно говорить о трудовой миграции в терминах краткосрочных экономических выгод и издержек, а социально-культурная цена или долгосрочные материальные издержки семей и самих индивидов упоминаются гораздо реже.  Среди таких издержек наиболее часто упоминаются: разрушение семейных отношений и снижение у детей авторитета родителей, а также ухудшение здоровья и риски безопасности жизни.

Особенно интересными представляются стратегии накопления денег и стратегии их использования среди трудовых мигрантов, которые зависят особенно от пола респондента.  Взрослые мужчины часто позволяют себе лимитировать объем присылаемых супруге и детям денег по своему представлению о потребностях, «накапливая» деньги в миграции самостоятельно. Именно поэтому в семьях, где мужья находятся в трудовой миграции, женщины стремятся дома найти себе любые дополнительные источники доходов, в то время как среди мужчин, остающихся на родине с детьми, кейсов интенсивного поиска источников доходов не наблюдается.  Ибраева поясняет: «Респонденты исследования рассказывали о десятках примеров, когда жены - трудовые мигрантки высылают денег на покупку автомашины как средства заработка (для частного извоза клиентов), но мужчины не усердствуют в добыче, а используют автомобили просто как средство своего передвижения. Женщины – трудовые мигрантки, особенно молодые и незамужние девушки, напротив - максимизируют объемы  отправляемых средств, при этом зачастую сокращая личное потребление и  удовлетворение базовых потребностей».


«Осевшие» и «регулярные» мигранты из Кыргызстана

Российским Центром исследований миграции и этничности в этом году было проведено исследование среди киргизских мигрантов. Большей части респондентов (51%) от 18 до 29 лет — это самая работоспособная возрастная группа мигрантов. Четверть из них приезжает в Россию уже не в первый раз, более 40% наоборот приехали на заработки впервые. Авторы подчеркивают, что среди киргизских мигрантов чаще всего можно встретить молодого мужчину до 30 лет со средним профессиональным образованием (при этом 28% имеют высшее).

В исследовании отмечается, что большинство мигрантов из Кыргызстана приезжают в Россию со своими семьями. Треть опрошенных мужчин (33%) проживает с супругами, 15% сказали, что их дети в возрасте до 18 лет проживают вместе с ними. Респондентов различали  по наличию супруга/супруги в РФ, при этом чаще всего супруг(а) в РФ есть у представителей «регулярной миграции» (41%), реже всего – у «недавних мигрантов» (20%). Наличие ребенка в РФ распространено среди «осевшей миграции» чаще, чем среди представителей двух других групп. «Осевшим» платят в среднем 27000, а «регулярным около 31000 рублей в месяц.  Кроме того, респонденты из «регулярных мигрантов», отвечая на вопрос о планах на будущее, отмечают, что хотели бы жить в Кыргызстане, чем отличаются от «осевших», для которых наиболее распространенный ответ – «ездить туда-сюда».

Жена в качестве залога?!

В прошлом году ОО Кыргызстана «Инновационное решение» провело исследование «Гендер и миграция».  Выяснилось, что в таджикском, и в кыргызском сообществе мигрантов складывается тенденция стигматизации образа женщины – мигранта. Сама миграция рассматривается приверженным традиционным ценностям мигрантам как опыт «порчи для женщин». Неслучайно семьи мигрантов предпочитали оставлять девочек (особенно подростков и старшего возраста) на родине, либо отсылали их по достижении подросткового возраста. Среди трудовых мигрантов из Кыргызстана циркулируют слухи о моральном падении, распутстве молодых женщин и девушек из Кыргызстана.

Риски и опасности для женщин – трудовых мигрантов существуют и в собственных семьях. Так, в ходе интервью одна из информантов из Таджикистана сообщила, что бывают случаи, когда мужья использовали своих жен в качестве залога для получения кредита от ростовщиков. В случае невыплаты кредита, женщина переходила в собственность кредитодателя и фактически оказывалась в трудовом (сексуальном) рабстве.

Мигранты и их дети в России

Негативные последствия миграции более всего отражаются на детях мигрантов, причем неважно, выезжают ли дети с родителями или остаются с родственниками на родине. Женщины, как правило, стараются не брать с собой детей на заработки, исключение составляют те мигрантки, которым не с кем оставить детей. Детей не берут, потому что это экономически невыгодно. Кроме этого, есть и другие причины, по которым матери стараются не брать с собой детей: как правило, у матери нет хорошего жилья, детям негде учиться, дети не знают русский язык, за ребенком некому ухаживать, к тому же родители не хотят с детских лет подвергать ребенка дискриминации.

По данным института демографии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», около трети опрошенных мигрантов  из Москвы (37%) сообщили о наличии у них несовершеннолетних детей. Подавляющее большинство, как видим на графике,   имеют одного-двух детей. Только один из 5 мигрантов, имеющих детей, проживает  в Москве со своими детьми и женой, большинство оставляют детей на родине.  В среднем, на 10 мигрантов, работающих в Москве, приходилось 1,3 ребенка.  78 % опрошенных ответили, что дети проживают вдали от их места работы и  только 22 % ответили, что дети проживают вместе с ними.

Поток трудовых мигрантов, приезжающих в Россию с семьями, не так велик, как это представляется, считает  директор по проектам Центра Миграционных Исследований Юлия Флоринская. По её словам,  лишь треть иностранных граждан въезжают на территорию РФ со своими супругами. «Лишь 20% мигрантов привозят своих жен», - говорит эксперт, - «А вот поток мигрантов, привозящих с собой детей, составляет порядка 10%»

Дети — это самая большая проблема женщин-гастарбайтеров. Им очень трудно получить в Москве помощь во время беременности и родов. Хозяева квартир отказываются сдавать таким семьям комнату, а работодатель, узнав о беременности подчиненной, обычно расторгает с ней трудовой контракт. «Женщинам приходится отказываться от детей, — рассказывает Мадина Юлдашева, директор фонда «Найди меня, мама». Это единственный в Москве фонд, который оказывает комплексную помощь женщинам-мигранткам с детьми, которые попали в сложные жизненные обстоятельства.

Помощь социально уязвимым семьям трудовых мигрантов

Уезжая на заработки, трудовой мигрант оставляет в семье пожилых людей, детей и жену. Миграция во многом определяет судьбу человека и помогает выжить, но ее печальная обратная сторона вызывает тревогу. Ситуация, когда мигрант забывает о своей семье и престаёт высылать деньги или посылает не в достаточном количестве – сегодня не редкость. Обремененные семейными заботами и проблемами, включая заботу о детях/внуках члены семей мигрантов не всегда дополучают, положенную им согласно Закона, социальные гарантии, поэтому каждый выживает, как может. Помочь такой категории людей при живых мужьях и отцах пытаются всем миром.

В 2010 году стартовала первая фаза Региональной программы по миграции в Центральной Азии, которая была нацелена на способствование сокращению бедности в странах Центральной Азии через усиление позитивного эффекта миграционных процессов. В апреле этого года стартовала вторая фаза данной программы, которая продлиться до 2015 года.

По словам Гулжан Ниязалиевой руководителя ОО «Community Development Alliance», цель программы – оказать поддержку в улучшении благосостояния семей трудящихся мигрантов, а главное -  нацелить на усиление  возможности оставшихся семей  самостоятельно защищать свои интересы и иметь возможность развиваться. «Сельские активисты программы проводят социальную мобилизацию, обучают жителей аилов организации совместной работы. Бенефициары объединились в группы взаимопомощи, на сегодня их насчитывается более 290. В последующем эти группы смогут создать Ассоциации групп взаимопомощи, которые сами будут оказывать помощь односельчанам в доступе к финансовым ресурсам», - отметила Г.Ниязалиева.

Ещё одна проблема - насилие в семье

Преобразования, которые осуществляются в странах Центральной Азии,  обострили многие проблемы, в том числе и социальные. К их числу, несомненно, можно отнести и проблему роста насилия в различных его формах, и зачастую эта тема переплетается с темой трудовой миграции.

Татьяна Хатюхина
, региональный директор Центра по правам человека по Согдийской области (Таджикистан) считает, что эта проблема не так проста, как кажется на первый взгляд: «Во-первых, в национальных семьях в Таджикистане принято деньги отдавать и пересылать не на имя жены, а на имя матери. И получается, что фактически многие мужчины посылают деньги на родину, но они не доходят до жен и детей. У свекровей очень сложно получить деньги на достойное проживание. Свекрови очень ограничивают в средствах невесток, в особенности тех, у кого мужья подолгу отсутствуют. Женщины в этой ситуации помимо экономического насилия, зачастую подвергаются и физическому насилию со стороны родственников мужа».

По словам Т.Хатюхиной взять и уйти из семьи мужа практически не возможно, потому что возвращение  в дом родителей никто не одобрит, женщина без мужа осуждается в обществе. А согласно национальным традициям  – родительский дом остается  младшему сыну. И, конечно же, там никто не рад возвращению дочери с детьми. «Здесь женщина  попадает в неблагоприятную среду уже со стороны своих родных и близких. Проблема усиливается отсутствием образования, и экономической автономии. Отсюда безысходность. Кто приходит к суициду, кто уезжает в Россию, у кого и более страшная жизнь – трафик», говорит  региональный директор Центра по правам человека по Согдийской области.


Что делать?

Анвар Бобоев, глава таджикской Миграционной службы: «В первую очередь, необходимо детальнее изучить сложившуюся ситуацию с оставшимися женами и детьми трудовых мигрантов, потому что статистика в этом направление ни кем не велась. Возникла необходимость разработать и принять отдельную программу по поддержке оставленных семей трудовых мигрантов. В миграционную карту внести  дополнительной графы,  в которых будут указаны: количество детей, с кем они остаются, источники, на которые они будут жить. При пересечении границы, заполнив бланк, у нас будет возможность более точно отслеживать, количество оставшихся семей трудовых мигрантов».

Кудайберген Базарбаев, министр социального развития РК: «В Кыргызстане необходимо усилить ответственность трудовых мигрантов за брошенных детей. Задача государства – защищать уязвимые слои населения. А реальность такова – все больше детей Кыргызстана становятся социальными сиротами, разрушаются семейные ценности, традиции, утрачивается связь поколений».

Малика Ярбабаева, Миссия МОМ в Таджикистане: «В первую очередь необходимо развивать экономику страны, создавая рабочие места. Также следует развивать организованный набор мигрантов для работы за  рубежом, что  позволит в случае разводов, упорядочить механизмы выплаты алиментов. Отмечу,  что на сегодня это является большой проблемой, так как 90 % мигрантов работают нелегально, не имея соответствующих контрактов с работодателями. И коль мы говорим о брошенных женах, то в этом направлении следует способствовать продвижению образования среди девочек и молодых девушек, для того чтобы они могли в будущем в случае развода самостоятельно вести домохозяйство, работать и зарабатывать на жизнь. А расширяя  Государственные  программы по развитию женского предпринимательства, тем самым повышать статус женщин в обществе. И если бы был создан  Социальный Фонд помощи мигрантам, то из него могли бы выплачиваться пособия, единовременные выплаты для оставленных семей мигрантов, которые осуществляли отчисления в данный фонд. А ещё следовала бы изучить практику других государств,  имеющих проблемы с оставленными семьями, включая регионы на постсоветском пространстве, а также, страны с похожей культурой и традициями такие как: Турция, Индия, Пакистан».

Вместо послесловия

Эксперты в области трудовой миграции пока не готовы предложить оптимальное решение проблем жён и детей мигрантов. Вернуть разом домой их отцов невозможно - для создания миллиона рабочих мест у себя на родине,  государству потребуется баснословная сумма.  Аналитики считают, что сейчас нужна системная политика смягчения последствий миграции.

Аналитики уверены, что решив проблему нелегальной миграции, можно решить многие другие вопросы, в том числе и проблемы брошенных семей. Ведь зная, где работает, по какому адресу проживает мужчина и сколько он зарабатывает, его семья сможет надеяться на помощь со стороны судебных органов при расторжении брака.

Бесспорно, ответственность за семью должны проявлять обе стороны. Однако мужчина во все времена добывал мясо, а  женщина разжигала огонь и готовила это мясо. Поэтому позиция – бросить жену и детей на произвол судьбы -  на мой взгляд, недостойна настоящего мужчины. Не спорю, сложно быть мигрантом и не всегда легко зарабатывать деньги. Но если мужчина не обеспечивает  семью, не несёт  ответственность за безопасность своих родных и близких, не принимает  участие в  жизни детей, не берёт  на себя ответственность за свои поступки, иначе, это не мужчина, а еще один маленький ребенок в семье….

Подготовила Ирина Умарова
специально для ИА «ЭТНОИНФО»