Бегущая от своего Чернобыля


История моей героини Елены из Донецка обычна для многих жителей Украины. Как и все, она испытала первый страх, шок, а затем осознание новой реальности: если в городе тихо, значит, дальше будет только хуже. И если действительность у всех украинцев одна: война, то личный опыт у каждого свой. Он как-то по-своему проскальзывает в глазах, когда спрашиваешь: «А что пережили Вы?».

Горящий и внимательный взгляд, некрупные черты лица, а в остальном приятная обычная внешность: стройная фигура, средний рост и темные волосы. Скромно одетая, с волосами, убранными в пучок. Если бы Вы на нее посмотрели, то даже не поняли, почему она обращает на себя внимание. Может, привлекает её манера громко говорить? Как бы то ни было, ее голос и желание постоянного движения: то кисти рук на стол положит, то ручку вертит, то в блокнот что-то записывает, заставляет обратить на неё внимание. "Я работала в украинской школе, преподавала на украинской «мове». Очень мы прославляли Украину, то есть фольклорные обряды, традиции, полностью всё: всю Украину. А потом Украина так с нами поступила… Понимаете, разочарование какое-то в душе, и до сих пор эти вопросы: ПОЧЕМУ? Почему мы снова вынуждены начинать жизнь с белого листа? Вы же понимаете - в 40 лет начать снова с нуля...". Теперь те тревоги остались в прошлом: 1000 гривен в кармане (около 3000 рублей), две сумки - и куда глаза глядят. Пресловутая фраза «нам некуда ехать» не стала для неё преградой, ведь речь шла о жизни сына. "Я сына не для войны растила. Он у меня один. Я не хочу становиться той матерью, которая рыдает над погибшим ребенком». Помощи ждать было не от кого: мама и бабушка сами в ней нуждаются, а отец ребенка выбрал сторону новой власти Украины, оппозиционную ей, активистке ДНР.

Жизнь сразу и многое на неё обрушила. Хорошие моменты сплелись с плохими. Так её эмоциональность и открытость граничат с настороженностью ко всему окружающему, а резкость в движениях напоминает о том, что украинские события не прошли бесследно. "Вот у нас в Донецке перемирие не перемирие, а каждый день бомбежка. В 23.00 ночи начиналась и где-то в три, начале четвертого заканчивалась. Потом в городе затишье и – все сначала… Я совсем перестала спать: месяца три не знала, что такое сон. А потом, когда в конце сентября 2014 года приехала в Ростов, любой звук, стук, даже салют вызывал защитную реакцию. Так дети сразу подо что-то стремились залезть. Даже взрослые от испуга начинали приседать». В её памяти до сих пор стоят взрывы, разбитые окна с развевающимися шторами и городское опустошение. Елене это всё напоминает кадры из кинохроник про Чернобыль.

Часто поправляя лямки у сумки, которые даже не спадают с её плеча, Елена как будто многое хочет сказать, но часто начинает свои мысли с фразы "не знаю, можно ли теперь это говорить". И это выглядит не как боязнь, а больше как нежелание возвращать страхи прошлого: закрытые школы, украинизацию (например, подмена исторической памяти на другую - выгодную для страны, в данном случае для Украины), угрозы (от 7 до 15 лет обещали Елене, если она будет продолжать преподавание в ДНР). Мнение Елены отлично от других, потому что сформировано под влиянием работы учителя. Ведь сколько она себя знает – она всегда с детьми, что, в свою очередь, дает нам понимание некоторых сторон конфликта. "Я Вам скажу, почему Украина очень насела на учителей. Всему причина - воспитание, которое идет с самого детства. Если ты детям говоришь "моя страна самая лучшая", то потом не хватайся за голову от последствий. Вот мы и пришли на Украине к повсеместному насаждению украинизации".

Её друзья, которые работают учителями, уехали в Украину и говорят, что просто не могут там из-за этого преподавать. Но, хоть Елена и не в силах до конца соединить мирное прошлое с настоящим происходящим, при воспоминании о маме, бабушке, брате, оставшихся на Украине, начинает улыбаться. Правда, в последние дни улыбка тут же гаснет: опять стрельба, гибнут мирные жители. Она рассказала, что в понедельник, когда общалась по скайпу (!) с родными, разговор три раза прерывался из-за обстрела, во время которого они прятались в подвале…

Сейчас перед моей героиней стоит сложная задача: найти новую точку опоры. Узнав много страданий и лишений, она нашла опору в работе, с головой уйдя в её поиски. "Как-то моего сына спросили, кем мама работает, когда мы пришли оформляться в одну из школ. И он ответил: "Моя мама клоун"", - смеясь, сказала Елена. А если быть точнее, она хормейстер-дирижер, то есть руководитель фольклорного ансамбля, по совместительству организатор досуга: досугово-культурной деятельности.

Действительно, Елена на Украине работала и педагогом-организатором в школах, во дворцах культуры, и воспитателем в лагере, и аниматором. Но хоть опыт и спектр деятельности у человека большой, в Свердловской области в сфере культуры устроиться на работу пока не удается. Возникают проблемы местного уровня: отсутствие медицинской книжки, должного (российского) образования, прописки (регистрации по месту проживания). Но их Елена уже не боится, ведь они решаемы. "Раз я не могу работать педагогом-организатором из-за отсутствия должного образования, то я готова подрабатывать везде и всюду, за любые деньги. Сейчас вот мою посуду. Пока довольна, ведь деньги выплачивают каждый день, что помогает мне разрешать многие мелкие проблемы!».

Теперь Урал стал и их домом. Елена никого не обвиняет в таком повороте судьбы. Конечно, нелегко дается новая действительность, но как сказала Елена чуть ли не шёпотом: "просто каждому человеку хочется жить".

За год жизни в Среднеуральске Елена вернула свою внутреннюю энергию, демонстрируя образ сильной женщины. Было трудно прийти к этому. После сильного шока она понемногу оживает. Теперь свои новые знания и силы готова вносить в общую работу для помощи таким же переселенцам.

Такие люди нужны Уралу: активные, ответственные, творческие. Елена показала себя инициативным человеком и в деятельности общественной организации "Нелегалов.Нет", где стала одной из первых активисток. Желание поделиться своим опытом, пройденными трудностями постепенно помогли Елене не только снова обрести душевное равновесие, но и адаптироваться в новом для нее мире. За короткий срок она уже приняла участие в «Ярмарке украинских умельцев», семинаре - тренинге "Открой своё дело", организованных в рамках Президентского гранта "Дать переселенцу не рыбу, а удочку для ловли рыбы". Для тех, кто разделил ее судьбу и нуждается в поддержке, она всегда рядом: одним оказывает помощь реально, другим советом и шуткой в социальных сетях.

Ксения Кузнецова, студентка журфака УрФУ



 
Интересная статья? Поделись ей с другими: