Кому светит «Менора»?

Екатеринбургский Еврейский Культурный Центр  «Менора» – один из немногих прогрессивно и активно развивающихся национальных центров в нашем городе. В СМИ то и дело появляются публикации на тему того, что совместно с «Менорой» вновь был проведен очередной концерт или какой-нибудь литературный вечер. Даже у незнающих складывается впечатление, что в ЕЕКЦ работают люди, которым действительно небезразлична их культура и деятельность в центре. Видно, что центр создавался не просто для галочки, а для реального развития. Об этом и о многом другом мы побеседовали с Аллой Борисовной Домнич, руководительницей и «мамой» центра.


- Расскажите, как и когда возникла «Менора»?

- Центр создан в 1992-м году семью женщинами. Менора – это храмовый семисвечник, а всё на земле создается благодаря женщинам. Поэтому и название «Менора» не случайно. В самом начале мы толком не знали ни языка, ни других культурных явлений. Мы просто знали, что мы - еврейской национальности. И первым праздником, который мы привезли в город – был Песах. Мы собрали деньги, нашелся энтузиаст, который съездил в Киев и привёз оттуда мацу. И так впервые в нашем городе ожила еврейская традиция. Именно поэтому празднование этого дня для нас носит и традиционный, и культурный, и символичный характер.

- А в чем основное отличие празднование Песаха в России и Израиле?

- В первую очередь, в религиозном аспекте. В Израиле соблюдаются все каноны, будь то молитва или тщательный подбор яств к столу. У нас же все гораздо демократичней, мы не заковываем себя в дань традициям, наша цель – просто соблюдение обычая. Плюс это еще один из поводов собрать всех вместе. Так, празднуется этот день и в детском садике при центре, мы собираем отдельно стариков на Седер, и молодежная организация тоже отмечает Песах.

- Чем занимается ваш центр?

- Изначально в составе нашей организации была женская организация, религиозная организация, но потихоньку мы поняли, что это не имеет смысла. Мы занимаемся, в первую очередь, возрождением еврейской культуры, традиций, обычаев. Еврейская культура – это то, что было совершенно потеряно в советское время, и мы, в своём почтенном возрасте, оказались людьми, совершенно не просвещенными в своём еврействе. Поэтому мы с момента создания восстанавливали, как могли, язык, культуру. Надо сказать, что в Екатеринбурге и Синагоги на протяжении пятидесяти лет не было, а нынешняя Синагога является Хасидской, поэтому не имеет отношения к евреям, живущим в России, Европе - это другое ответвление. Именно поэтому мы выделяем первоначально свою культурную, а не религиозную принадлежность. Когда Синагога назвала себя общинным центром, мы переименовались в культурный, дабы нас не путали и не сравнивали. У нас своя жизнь, свои проекты, которые мы воплощаем в жизнь самостоятельно.

- Приведите примеры вашей деятельности?

- Мы отмечаем все национальные праздники. К примеру, совсем недавно мы отмечали религиозный праздник Пурим, шили костюмы, устраивали карнавал, создавали атмосферу. По большому счету, наши мероприятия больше напоминают игру, не более того. Помимо религиозных празднований у нас раз в месяц бывают музыкальная гостиная (когда выпадают даты еврейско-российских музыкантов), литературная гостиная, выставки картин…  Здесь основная сложность состоит в том, что многие деятели искусства не относятся только к русским или евреям…  Много деятелей, которые жили в России, а были евреями и наоборот. Основная мысль всех этих мероприятий состоит в том, чтобы это по минимуму походило на самодеятельность, чтобы всё было более-менее солидно и профессионально. В общем, деятельность центра расписана по дням.

- То есть основной целью вашего центра скорее можно назвать дружбу народов, нежели просто концентрирование людей вашей национальности в одном месте?

- Безусловно. Я сама лично воспитывалась в русских традициях, все русские национальные праздники мне не чужды. У меня все друзья самых разных цветов, я хожу на их праздники, потому что меня приглашают, и  мне, безусловно, интересны и их традиции. То же самое и с нашей стороны: мы приглашаем представителей разных национальностей на свои мероприятия: сегодня, например, вы могли видеть, что за столом сидели самые разные люди.

- У вас как-то фиксируются люди, приходящие в центр? Есть ли какие-то критерии отбора?

- Конечно, у нас есть своя база данных. На сегодняшний день зафиксировано 1400 детей с родителями и более 1000 людей в старшем возрасте. Мы обзваниваем их каждый раз, приглашаем на мероприятия… Критериев и ограничений никаких нет: мы принимаем и метисов, и просто тех, кому интересна еврейская культура. Например, более старшее поколение, как вы знаете, сейчас испытывает дефицит общения. Мы приглашаем их на различные чаепития, где они могут просто побеседовать, пообщаться друг с другом. И на национальный фактор мы вообще не смотрим.

- А молодежь участвует в развитии центра?

- Конечно. При нас есть молодежная организация, которая, в отличие от нас, уже с юных лет знает и язык, и приобщается к традициям. Мы в свое время постигали это все на ходу и самодеятельно. Им же предлагаются различные поездки на качественные семинары, общение с профессионалами в своем деле.

- Есть ли у вас программа перевода людей в Израиль?

- Нет, этим мы не занимаемся. Конечно, это интересно иногда, но наша цель состоит в культурном развитии.

- Какие планы у вас в ближайшее время?

- Хотелось бы построить памятник… Был такой человек, который во время войны работал у станка, и написал книгу «Дети войны», где были собраны фамилии участников войны. И в области их оказалось 160 тысяч. Он выступил с инициативой сделать памятник детям войны. Года четыре тому назад дело сдвинулось с мертвой точки, мы заложили камень на третьем километре у Педагогического университета. Но потом эта земля перешла в федеральную собственность, и строительство прекратилось. Но потом нашелся такой человек – Мирза Мамедов, преподаватель в Архитектурной академии, который взял все в свои руки. Одна из его попыток не увенчалась успехом – памятник построить хотели недалеко от памятника уралмашевцам, погибшим во время войны, но Белянкин, автор этого памятника, был против нашего проекта. Буквально на днях Мирза пришел за своими эскизами, и, видимо, опять будет пытаться продвигать это дело.

- Какой, на ваш взгляд, должна быть национальная политика в стране? И что вторично: гражданство или нация?

- Я считаю, что все мы, проживающие в России, в первую очередь, россияне. И, живя в многонациональном государстве, должны уважать традиции друг друга. Я, конечно, не политик, но мне, как человеку, который всю жизнь провел в национальном колорите, абсолютно не важно, какой у человека разрез глаз или цвет кожи. Главное, чтобы человек был хороший, порядочный, добрый и интересный. Я бы не делала акцентирования на каких-то внешних признаках.

- А вы не сталкивались с проявлениями антисемитизма?

- Как не сталкивалась? Конечно, сталкивалась. Всю жизнь… А в центре… У нас как-то была запланирована музыкальная гостиная. В гости пришел профессор со своими студентами из местной консерватории. Я пригласила на концерт людей самых разных национальностей, чтобы мы вместе послушали хорошую музыку. И так случилось, что этот день выпал на день холокоста. Мы решили приурочить выступление к этой дате. То есть начать гостиную со свечей, минуты молчания, а далее последовал бы запланированный концерт. Собралась очень приличная аудитория, после минуты молчания, как только начался концерт, к нам ввалились люди в спец.форме, и сказали, что мы заминированы. Это оказалось, в итоге, муляжом, но нервное потрясение было огромным… А вечером один из приятелей, представляющих чеченскую диаспору, позвонил мне и, шутя, сказал: «А представляешь, если бы мы правда взорвались, нашли бы мои останки, и увидели бы в этом во всём «чеченский след».

- Это было бы смешно, если бы не было так грустно… Екатеринбург вообще славен своей нетерпимостью…

- Знаете, я вот в этом не соглашусь. У нас тут нет крупных потасовок, побоищ, как в других городах. В нашем городе нет таких больших экстремистских событий.  К слову, мы дважды выигрывали грант, и у нас в свое время существовал проект «Искусство жить вместе», который вызывал интерес у очень многих.

Действительно, в наше время жить вместе – это искусство, которое постигается далеко не всеми. Как видим, центр занимается развитием мультикультурности в обществе, в первую очередь. Приятно осознавать, что там работают те люди, которые знают, как же приятно пожать руку понравившемуся тебе человеку, который с тобой пусть не одной крови, зато одного духа.


Дарья Махсумова

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии  

 
0 #1 maxsyd 29.10.2015 00:20
Памятник "Менора" в Бабьем Яру http://kiev-foto.info/ru/kompleksy/babij-yar/1701-pamyatnik-menora-v-babem-yaru