Владимир Мукомель: «Российское население в достаточной степени «заражено» ксенофобными настроениями»

Трудовые мигранты — легальные и нелегальные, их взаимоотношения с россиянами – вот, пожалуй, темы, которые  вновь обсуждаются  в транспорте, на скамейке у подъезда, на работе во время перерыва -  после той самой нашумевшей и жуткой истории няни-убийцы, которое всколыхнуло российское общество в соц.сетях. Корреспондент ИА «ЭТНОИНФО» Ирина Умарова  побеседовала с руководителем сектора изучения миграционных и интеграционных процессов Института социологии Российской академии наук Владимиром Мукомелем, и узнала,  насколько востребованы сегодня мигранты в России и  стоит ли  опасаться националистических настроений из-за убийства 4-х летней девочки.

 
Александр Желенин: «Ни Россия, ни Москва без мигрантов жить не будут»

В 2015 году в России наблюдается рост инфляции и снижения реальных доходов населения. Помимо россиян, от экономического кризиса страдают трудовые мигранты из Центральной Азии, ведь падение курса по отношению к российскому рублю стал не выгоден, ударив  по рынку денежных переводов. В интервью ИА «ЭТНОИНФО» российский политолог Александр Желенин  рассуждает об ужесточении миграционного законодательства, о том, куда податься трудовому мигранту,  стоит ли опасаться ухудшения криминогенной обстановки  из-за роста безработицы среди не уехавших мигрантов и нужны ли вообще трудовые мигранты России… 

Александр, давайте начнём с риторического вопроса: нужны ли России мигранты?

Ни Россия, ни Москва без мигрантов жить не будут. Если глава ФМС РФ Ромодановский говорит, что сейчас в РФ 10 млн. мигрантов, то это составляет около 14% от, примерно, 70 млн. экономически активного населения страны. Как много раз говорилось, эти люди занимают те ниши в сфере трудовых отношений, которые не хотят занимать местные жители. Российская Федерация не сможет взять из ниоткуда,  нужные ей 10 млн. человек, к тому же, по преимуществу, русскоязычного населения.

Текущий «расклад расходов» гастарбайтера на легализацию трудовой деятельности довольно сильно бьёт по кошельку… 

Я убежден, что ужесточение миграционного законодательства, в том числе, и с помощью введения дополнительных поборов с мигрантов, не пополнит бюджет, а наоборот, сократит его, поскольку уменьшит число самих мигрантов, а значит и отдачу от их труда.

 
Ольга Гулина: К бытовому расизму и ксенофобии подталкивает недостаток культуры и знаний

Некорректное цитирование самих журналистов в СМИ, передачи с участием приезжих на заработки в Россию, экспертные заявления публичных политиков и чиновников. В какой-то мере, это может способствовать формированию в сознании человека «определённого» образа мигранта. Эмоциональный уровень освещения проблемы трудовой миграции довольно часто пестрит в периодике криминальных новостей, опасных заболеваний, наркоторговлей, контрабандой оружия и причастные к терроризму.

Ольга Гулина, эксперт Института миграционной политики (Берлин) считает, что влиять на создание доброжелательной обстановки в обществе, могут не только телевидение и газеты, но и семья и школа.


Негативная информация в СМИ может подтолкнуть к бытовому расизму и ксенофобии?

К бытовому расизму и ксенофобии подталкивает недостаток культуры и знаний, то есть, по сути, ростки ненависти и неприязни можно посадить в душе и сердце любого человека. Вопрос здесь в том, почему в сердце одного человека они находят отклик, а в сердце другого – нет. Вот здесь и имеет смысл говорить о социальной среде и массовом сознании, ведущая роль влияния, на которые, находится у СМИ. Описание мигрантов как «magna bestia» представителями отдельных СМИ в современном российском обществе порою обретает весьма причудливые формы. И именно с подобными «негативными установками» и нужно бороться. В Германии в социальных сетях начата компания #AuchichbinDeutschland – и я тоже немец, демонстрирующая фото людей разного цвета кожи, вероисповедания и этнической принадлежности, держащих плакат «и я тоже немец». Почти аналогичная кампания постеров «I am Immigrant too» стартовала в Великобритании, причем деньги на нее в размере более 54 тыс. фунтов стерлингов были собраны путем краунфординга. Компания рассказывает о людях с миграционными корнями, работающими в системе «человек  человек». Например, воспитателями и учителями в детских садах, школах; персоналом в больницах – докторами, медсестрами и проч. Интересно, что после получившего широкую огласку среднезимноморского кризиса, африканский офис IOM снял видео ролик с известными артистами континента «и я тоже иммигрант». https://www.youtube.com/watch?v=22eH5Jj1-NU

 
Сергей Потапов: «Любите и берегите свой театр»

В первых числа февраля с большим успехом прошла премьера драмы «Алчаах парган Муклай» (Сумасшедший Николай) Хакасского театра драмы и этнической музыки «Читiген». Спектакль поставлен за три недели самым известным и талантливым  режиссером Якутии Сергеем Потаповым. 

Сергей Потапов мастерски работает с актерами, добиваясь от них предельно органичной игры, до мельчайших деталей выверяет мизансцены, использует метафоры, образы, символы. В результате спектакль вышел сложным, многогранным, к нему можно возвращаться снова и снова и все время находить что-то новое.

Сергей Потапов о работе над постановкой: 

Я слышал много лестного о театре «Читiген» и давно хотел поработать с хакасскими артистами. Когда директор театра Виталий Николаевич знакомил меня с коллективом, с юмором представляя артистов, мы все много смеялись. Мне понравилась дружелюбная  атмосфера в театре, и я понял, что все получится - коллектив мне поверил.

 
Интеграция мигрантов

На вопросы, связанные с проблемой интеграции мигрантов, отвечает исполнительный директор Межнационального информационного центра Нурзида Бенсгиер.

- Добрый день! принятая недавно концепция миграционной политики дала новые возможности и инструменты неправительственным организациям  для участия в процессах социальной и правовой поддержки трудовых мигрантов. Это что-то изменит в работе Межнационального информационного центра?

- Здравствуйте! Наша организация с момента своего основания в 2004 году ведет свою деятельность по нескольким направлениям, связанным с миграцией. Это и систематические мониторинги региональных СМИ, освещающих процессы миграции; и изучение проблем адаптации детей мигрантов в школах; и организация бесплатных курсов русского языка для мигрантов; и разработка просветительской информации, издание Памяток; и организация телефонов «Горячей линии» по вопросам защиты прав мигрантов – практически, наша деятельность отражает весь спектр социальных услуг, которые могут быть востребованы мигрантами. Поэтому для нас принятие концепции миграционной политики – это как декларация того, что наша работа имеет государственное значение. Это, конечно, радует.

- В концепции миграционной политики подчеркнуто, что Россия не будет отказываться  от трудовой миграции. Действительно, никто уже не удивляется, что на улицах наших городов встречается так много разнообразных лиц, приезжие женщины часто ходят в традиционной одежде, а количество всевозможных «восточных» кафе уже вне всякой конкуренции. На Ваш взгляд, насколько эта ситуация тревожна или опасна, учитывая те деструктивные процессы, которые происходят в Европе.

- Первым делом хочу сказать, что, на мой взгляд, совершенно не корректно сравнивать ситуации с наплывом мигрантов в страны ЕС и в Россию. Начнем с того, что большая часть мигрантов приезжают в Европу не только с целью трудовой миграции, но чаще с целью остаться в Европе, получить особый статус, позволяющий выплату всяческих социальных пособий. Проблема во Франции, например, связана с тем, что там огромный пласт мигрантов в двух-трех поколениях не может или не хочет работать, довольствуясь пособиями и льготами. У нас же основная масса приезжающих – это «маятниковые» трудовые мигранты, когда мигрант приезжает на сезон работы, потом возвращается на родину и снова приезжает. Есть и те, кто не выезжает по несколько лет, но это связано зачастую с тем, что перелеты дороги и т.д. Конечно, присутствует процент тех, кто приезжает с семьей и хотел бы остаться в России, но таких людей не очень много, и уж точно они не могут рассчитывать ни на какие пособия и преференции.  Часто в СМИ появляются сообщения о том, например, что дети мигрантов попадают в детские садики без очереди, которые, конечно, не соответствуют действительности. А те меры, которые сейчас прописаны в концепции и подкрепляются новыми законными актами как раз и нужны для того, чтобы не допустить создание этнических анклавов, в том числе. Вообще же, сегодня мы ориентированы на то, чтобы те иностранные граждане, которые хотели бы остаться в России на постоянное место жительства, стали бы максимально вписаны в наш российский контекст. Именно в этом смысл тех законов, которые принимаются сейчас.

 
Межнациональные конфликты
04.08.2014

Сегодня, когда западный мир, ведомый США, снова демонстрирует свое истинное отношение к России, межнациональные отношения приобретают особую значимость. Актуализируется вопрос о гармонизации межнациональных отношений, которая является одним из гарантов стабильности общества и условием поступательного развития страны. Эти и другие вопросы являются темой нашей беседы с заведующим кафедрой теории и истории политической науки УрФУ Керимовым Александром Алиевичем.


- Как Вы оцениваете состояние межнациональных отношений в современной России? Конфликтов на межнациональной почве в стране не стало меньше?

- Не могу сказать стало ли конфликтов меньше или больше, потому что такая статистика ведется правоохранительными органами, и эти данные носят служебный характер. Но итоги социологических опросов позволяют прийти к определенным выводам, например, по данным Левада-центра (аналитический центр Юрия Левада – Прим. ред.) 66% населения России в целом поддерживают лозунг «Россия для русских», а 62% опрошенных вполне верят в наихудший сценарий развития межнациональных отношений в современной России. Симптоматика тревожная, немаловажно и то, что уровень этнических фобий среди молодёжи существенно выше, чем у взрослого населения. При этом важно отметить, что конфликты с участием мигрантов происходят чаще всего не из-за этнической или конфессиональной принадлежности, а на бытовой, экономической, криминальной почве. Этническая причина конфликтов стоит на 4-5 месте.

 
Не упустить свой шанс

Воскресным утром в мечети «Рамазан» снова слышен детский смех, проговаривание арабских букв и интересные рассказы об исламских обычаях и традициях. Пока мамы и папы посещают уроки воскресной школы, их детишки не отстают: с ними занимаются воспитатели – девушки Союза мусульманок Урала. И это только одно из направлений, которые ведет молодая организация. Несколько лет назад в Екатеринбурге появился  женский мусульманский клуб «Шанс», в 2012 году трансформировавшийся в Союз мусульманок Урала. И сегодня о функциях, проектах и планах Союза рассказывает его председатель -  модельер-дизайнер Розалия Ахматова


 Розалия, почему возникла потребность расширить вашу организацию?

– Клуб «Шанс» мы основали в 2009 году, объединившись всего лишь вчетвером. Но постепенно наши ряды, хвала Аллаху, пополнялись. Мы встретились, поговорили и поняли, что у нас есть проблемы, которые легче решать вместе - сообща. А желание создать такую большую организацию как Союз мусульманок  появилось после съезда мусульманок России в 2012 году, куда приехали сёстры со всех регионов РФ и стран СНГ. Большинство из них были представительницами уже созданных организаций – тех, кто  работает вместе, собирается, проводит большие мероприятия и праздники или же те, кто собирался объединиться. Мы говорили о том, что у всех  нас, по большому счету, одни и те же проблемы, которые легче решать, чувствуя общую поддержку. Как Союз мы организовались для того,  чтобы придать  определенный статус нашему движению, чтобы к нам со вниманием относились административные органы. Воспринимали  нас всерьез, а не как какую-то устрашающую организацию. Чтобы люди понимали -  мы несем хорошие, добрые традиции.

 
Учиться быть россиянином

Телефон замолкает не больше, чем на пять минут – снова звонок: «Что вы говорите? Да, вам на эту остановку», «Нет, сертификаты будут готовы в срок, ровно через сорок дней», «Приходите чуть позже, экзамен начнется только через два часа», «Право, право – что вы имеете в виду? А, на права у нас сдать не получится»…

В такой суматохе проходит обычный день Алексея Старостина – директора Центра тестирования по русскому языку как иностранному для граждан зарубежных стран. Понять здесь всех, действительно, непросто – без огромного запаса терпения не обойтись. 24 июня 2013 года в Центре произвели первый набор мигрантов на бесплатное обучение русскому  языку…

- Алексей, ваш Центр единственный в Уральском регионе, где мигрантам начали преподавать на безвозмездной основе… Как это стало возможно и что в связи с этим изменилось в отношении к курсам среди самих мигрантов?

- Дело в том, что это – совместный проект Горного университета и Общественной организации беженцев и вынужденных переселенцев «Уральский дом». Они выиграли грант на обучение, и нас привлекли, можно сказать, как субподрядчиков. То есть нам заплатили за обучение, которое раньше производилось на возмездной основе.

 
Главное – мы есть друг у друга

В этом году обрел свой новый дом «Екатеринбургский еврейский  культурный центр «Менора». Новоселье община широко отпраздновала 12 июня в светлом, просторном, удобном здании на Ленина, 56. Но переезд – это только часть преобразований, которые коснулись «Меноры» - сегодня мы беседуем о предстоящих проектах, знакомстве с общиной и  истинном национализме с новым руководителем организации – Ириной Ароновной Гуткиной.


- Ирина Ароновна, вы много лет жили и работали в Нижнем Тагиле, почему же  решили посвятить себя «Меноре»?

- Да, действительно, в Тагиле 13 лет  я была директором Еврейского центра. Получилось так, что сыну сейчас нужно продолжать еврейское образование, а Екатеринбург - вполне подходящий для этого город.  Мне предложили эту работу в связи с переездом организации, а также  с новыми задачами в управлении. Я решила попробовать…

- Культурный центр  ждут серьезные изменения?

- Новое здесь практически все.  Дело в том,  что даже старые программы теперь реализуются на новом адресе, а это значит, -  с новым содержанием помещений  и вообще… другими помещениями. Старое здание на Тверитина, 6  современным задачам и новому уровню уже не соответствовало. Поэтому, считаю, что нет худа без добра: когда «Менору» выселили,  взамен предоставили это здание. Столь удачного стечения обстоятельств добилась Алла Борисовна Домнич – прежний руководитель общины, она и перевезла «Менору» сюда.

 
Кочующий дом

Прогуливаясь знойным вечером по центральной площади столицы Урала, во избежание тепловых и солнечных ударов, можно свернуть на тенистую улочку, что находится за спиной у вождя мирового пролетариата. Улица Володарского совсем не длинная, и пройти ее можно за пять минут, но именно здесь ваш взгляд может привлечь интересное здание аскетично-серого цвета, построенное в духе конструктивизма. С момента возведения, в начале двадцатого века, в нем располагались и церковное братство, и библиотека с музеем, и клуб совторгслужащих  с залом на 700 человек. И даже первый Свердловский рок-клуб базировался именно здесь. Сейчас здание как будто бы вымерло: двери закрыты, и редкие люди заходят в него. Но это только на первый взгляд. По данному адресу прописан Дом Мира и Дружбы, ранее находившийся в прекрасном особняке на набережной Рабочей молодежи, в одном из уникальных памятников архитектуры девятнадцатого века.

Чтобы разобраться в истории странных переездов мы обратились к директору Дома Мира и Дружбы Тагиру Асхатовичу Султанову.

 
Наша Эйфелева башня мне роднее

В рамках только что окончившегося Российского Фестиваля Антропологических Фильмов прошла студенческая конкурсная программа «КиноАнтроп». Фильм Светланы Белоруссовой – студентки Уральского Федерального Университета – «Из Парижа в Париж» рассказал нам о путешествии народа из деревни Париж Челябинской области в столицу Франции. Но в большей степени это кино о людях, которые живут в деревне и не считают, что они находятся на окраине мира. Их исключительное отношение к жизни сделало этот фильм самым позитивным во всей программе.

Светлана, как родилась идея такого путешествия? Вы каким-то образом связаны с деревней Париж?

В 2011 году мы с факультетом отправились в экспедицию по Южному Уралу. У нас была цель исследовать территории и найти что-то интересное. И, знаете, ещё тогда меня больше всего удивили именно нагайбаки. В 2012 году я уже сама поехала туда. И тогда мне сообщили, что у них есть такое желание – отправиться в путешествие по местам казачьей славы своих предков. И конечной точкой будет Париж – французский. Так что это они придумали, а я просто взяла камеру и сняла поездку.

 
К глобальному разуму через диалог культур

8 марта в КЦ «Урал» прошел необычный концерт, на котором впервые за сорок лет выступил знаменитый осетинский ансамбль танца «Алан». Сегодня мы беседуем с организатором этого вечера - председателем Общества осетинской культуры им. Аслан-Гирея Галати – Лианой Павловной Гаглойтэ.


Как возникла идея проведения такого концерта?

– Вы знаете, очень много было уже разных мероприятий, начиная с 2001 года. Раньше, когда я работала в университете (бывшем УрГУ), то для  студентов старалась организовать встречи с интересными людьми искусства и не только. Были среди них, конечно, и осетины. Тогда ещё не существовало ни фонда, ни общества. Потом, когда я попала в рекламную фирму «Стенд-Урал», мы начали устраивать вечера, благотворительные проекты с епархией – к примеру, такие как «Золотое наследие». И уже в рамках общества – появились мероприятия непосредственно  осетинской направленности. Первые из них были посвящены Беслану.  После тех трагических событий надо было «зализывать раны» - хотелось чего-то радостного, хорошего, культурного. Тут можно назвать такие проекты как «Осетия на холсте и на экране», куда входил  фестиваль кино, различные выставки.  Одним из самых запоминающихся – стало выступление театра «Арвайден».