Интересные факты

Если корейской девушке сказать, что она неважно выгля­дит, у неё круги под глазами, усталый вид и т.п., она не обидится, а воспримет подобное высказывание в её адрес как комплимент - поскольку в Корее считается, что девушке нужно выглядеть хрупкой и болезнен­ной, чтобы вызывать у мужчины желание защитить её, пригреть.


Учиться быть россиянином

Телефон замолкает не больше, чем на пять минут – снова звонок: «Что вы говорите? Да, вам на эту остановку», «Нет, сертификаты будут готовы в срок, ровно через сорок дней», «Приходите чуть позже, экзамен начнется только через два часа», «Право, право – что вы имеете в виду? А, на права у нас сдать не получится»…

В такой суматохе проходит обычный день Алексея Старостина – директора Центра тестирования по русскому языку как иностранному для граждан зарубежных стран. Понять здесь всех, действительно, непросто – без огромного запаса терпения не обойтись. 24 июня 2013 года в Центре произвели первый набор мигрантов на бесплатное обучение русскому  языку…

- Алексей, ваш Центр единственный в Уральском регионе, где мигрантам начали преподавать на безвозмездной основе… Как это стало возможно и что в связи с этим изменилось в отношении к курсам среди самих мигрантов?

- Дело в том, что это – совместный проект Горного университета и Общественной организации беженцев и вынужденных переселенцев «Уральский дом». Они выиграли грант на обучение, и нас привлекли, можно сказать, как субподрядчиков. То есть нам заплатили за обучение, которое раньше производилось на возмездной основе.

Да, эта услуга стала доступной для мигрантов и вызвала, действительно, если не ажиотаж, то большой интерес точно. Нам звонили разные люди, приходили в Центр. В итоге  записалось 32 человека, до конца же дошли - 22. Это были разные люди: и те, которые хотят получить российское гражданство, и те, которые претендуют на разрешение на работу. С какой целью они сюда пришли? Научиться сдавать экзамен и  улучшить свое знание русского языка. Так как, в первую очередь, наш Центр  занимается проведением государственного экзамена по русскому языку, мы выдаем сертификаты государственного образца, с которыми  мигранты идут в ФМС и получают российский паспорт или разрешение на работу. 

На курсы выделено 72 часа очного и заочного обучения, они состоят из двух разделов: на первоначальном этапе мы объясняем, что такое русский язык, корректируем уже полученное знание языка, на втором этапе готовим мигрантов к тестированию – непосредственно решаем подобные тесты: аудирование, лексика, грамматика, письмо и устное общение. Вообще приходят в основном люди, у которых основа для изучения русского языка уже есть. Или, например, они хорошо владеют разговорной речью, но плохо письменной…

- А нельзя ли сказать, что некоммерческая форма получения образования дезорганизует людей? Ведь сейчас уже можно делать некоторые выводы… 

- Главная трудность скорее в том, что люди к нам приходят разные, и претендуют на разные уровни тестирования... Мы изначально делали сложную программу, чтобы те, кто слабее – тянулись к более сильным. Например, в группе на гражданство – обучались и те, кто хотел получить разрешение на работу – у них с экзаменом теперь точно проблем быть не должно.

Ведь большинство из тех, кто стремится получить гражданство, живут в России уже довольно долго, у них очень хорошая разговорная речь… 

Но есть и такие случаи, когда педагог может сказать о нецелесообразности обучения – это прописано в договоре, есть, в конце концов, люди с умственными отклонениями или те, кто не может усвоить чужой язык. А вообще, как правило, кто хочет и старается, тот экзамен сдает.

Что касается дезорганизации, то думаю коммерческая или некоммерческая форма обучения – большой роли  не играет. На платных курсах было точно так же: когда проводили осенью прошлого года платные курсы – принимали на обучение 42 человека, дошли до итогового экзамена всего 29. Ситуация примерно та же: кто-то заболел, кто-то бросил, кто-то не захотел получать этот сертификат –  мы не можем людей принудить к учебе, к сожалению. Хотя, на мой взгляд, законодательно надо закреплять не только тестирование, но и обучение. Потому что нет смысла экзаменовать человека по десять раз, если он ничего не знает. А обязательный процесс обучения - это очень мощный побудительный мотив. В Западной Европе и Северной Америке, например, именно так и делается. Для того чтобы быть допущенным к экзамену на гражданство, человек должен пройти определенный интеграционный курс, причем очень длительный.  Мигрант должен заучить разные вопросы по истории США или Германии, обязательно знать  язык, образ жизни коренного жителя страны, от них требуют знания моральных и духовных ценностей страны, в которую ты приехал. А это усваивается  либо путем длительного проживания в этой стране, либо путем обучения, погружения в культуру, а иначе мы с вами будем иметь то, что имеем сейчас - люди стремятся этот тест по русскому языку, который на сегодняшний день обязателен, всячески обойти, увильнуть от него, взятку дать…

- Вы с этим уже сталкивались?

- Да, буквально, каждый день. Вот сегодня у нас будет экзамен на разрешение на работу, и придут мигранты, половина из которых очень плохо говорит по-русски… А значит, они будут пытаться отправить вместо себя другого человека, либо  будут предлагать взятку – это мы уже точно знаем. Тут и психология человека Средней Азии, где бакшиш – плата за какую-то услугу, которая в принципе должна быть и так оказана – это общепринятая традиция на уровне культуры, плюс пресловутая российская коррупция… Эти два явления соединились, и мигранты думают, что все в нашей стране покупается, хотя  далеко не все, и далеко не везде – ну, по крайней мере, я за себя отвечаю. И, конечно, надо мигрантов в этом плане перевоспитывать…

- А как вы считаете, под силу нам в России ввести западный подход к обучению мигрантов?

- К этому надо стремиться. Они уже пошли хотя бы русский язык сдавать – это, значит, они будут как-то готовиться, возможно,  что-то хотя бы почитают…  Даже тест в интернете посмотрят – это уже большой плюс, большой шаг вперед для мигранта. Он хотя бы будут уже знать, что правильно сказать – «я работаю не на больнице, а в больнице» – а это уже прогресс. Человек, который приезжает в Россию все равно рано или поздно адаптируется, становясь все более "российским", нежели "среднеазиатским". Но нужно делать ещё больше.

- Как вам сегодня в этой работе помогает государство?

- Государство никак не помогает. Нам было прямо сказано, что мигранты должны сами подтверждать свое знание русского языка. Есть параллельные проекты, в которых можно черпать какие-то средства – например, есть федеральная целевая программа «Русский язык»,  но она направлена на издание учебных пособий и организацию курсов русского языка за рубежом. Есть проект русской православной церкви: общественная организация «Просвещение» совместно с ФМС она работают за счет президентского гранта. И при ряде епархий созданы аналогичные нашим бесплатные курсы для иностранцев. Но тут вопрос тоже двоякий, потому что мигранты в основном мусульмане, ну, по крайней мере, в нашем регионе. Пойдут ли они учиться в храмы? Но главное, в конце концов, не то, в каких стенах учатся, а то, чему учат. И такие площадки все-таки есть. По данным ФМС, в России сейчас почти триста площадок, где проходят курсы по русскому языку, и около 100 из них бесплатные…

- Но если снова случится так, что грантов больше не будет, и вам  придется предоставлять услуги платно, то, кто должен платить за обучение – мигрант или предприниматель, у которого он работает? 

- Сейчас у нас есть средства ещё на 30 человек. Набор будет производиться уже в сентябре.

А дальше я пока не знаю, как сложится ситуация. Понимаете, для предпринимателя – это риск, потому что он выучит мигранта, а тот возьмет и перейдет к другому… Поэтому предприниматели очень  вяло участвуют в этом процессе. У нас было всего два примера, когда работодатели оплачивали курсы за своих мигрантов – они говорили: «Мы с ними много лет работаем и хотим, чтобы они учились». Но это всего лишь единичные замечательные примеры. Большинство посылает мигрантов в наш Центр, чтобы те учились сами. 

Я считаю, что должна быть государственная программа, может быть на уровне софинансирования. Например, законодательно должно быть закреплено, что человек, перед тем как сдать тест должен пройти интеграционные курсы, 50% стоимости которых оплачивало бы государство. А остальное платит сам мигрант - это будет справедливо, то есть какой-то необходимый минимум государство должно давать, потому что, в конце концов, государство заинтересовано, чтобы они работали в нашей стране. 

- Раньше курсы стоили 3000 рублей, не такие уж большие деньги, с одной стороны…

- Это мы установили в городе такую цену, так как первыми проводили такие коммерческие курсы совместно с «Единым миграционным центром». «ЕМЦ» – это тоже наш партнер, мы запустили с ними такой пилотный проект. Они помогли набрать группы, а мы обучали. Именно мы установили такую пороговую стоимость (3000 рублей), и другие университеты потом тоже продекларировали эту цифру. Конечно, это мало, и не покрывает всех затрат – по крайней мере, на этом не заработаешь. Но это доступные для мигранта деньги, не больше цены экзамена, той пошлины, которую они платят за экзамен. 

- А как показывает опыт, нужна ли людям домиграционная подготовка? Она может помочь мигранту лучше адаптироваться и сдать тот же экзамен по русскому языку?

- Домиграционная подготовка быть, безусловно, должна, потому что учить язык  и получать  профессию  легче в той стране, где ты родился.  Попытки подобной работы России совместно с другими странами делаются уже в течение трех лет, но эти проекты либо оказывались неудачными, либо были не такими масштабными, как хотелось. Вот у организации «Уральский дом» есть успешный опыт – расположены свои базы в Оше (Кыргызстан) и Душанбе (Таджикистан), они набирают эмигрантов, обучают языку, какой-нибудь профессии, а затем сами направляют сюда. В Екатеринбурге у них уже есть, где жить, ну, и, соответственно, место работы. Да, они берут за это деньги, но при этом мигранту оказывают квалифицированную услугу на всех стадиях - он уже не мотается среди посредников. В большинстве же случаев получается, что человек, приезжая сюда, платит посреднику сумасшедшие деньги, даже за экзамены платят, хотя проваливают его, и посредник после этого пропадает… 

- Сейчас это кажется нелепым, ведь куда проще сначала получить квалифицированную подготовку и со спокойной душой получить сертификат, нежели переплатить и остаться ни с чем… Кто сегодня помогает мигрантам в вашем Центре улучшить знание русского языка?

- У нас преподают филологи Горного университета. Кафедра иностранных языков существует уже очень много лет, и в ней есть сектор русского языка – там работают очень опытные преподаватели, которые работают и с китайцами, и с монголами, и с гвинейцами.

Некоторые работали ещё в Афганистане, до того как советские войска туда вторглись, и учили афганцев языку. Плюс они прошли специальную подготовку в области тестирования по русскому языку как иностранному (РКИ), поэтому они у нас являются штатными тесторами. 

Я сам, кандидат исторических наук, тоже прошел подготовку по тестированию. РКИ, конечно, не преподаю, хотя после года работы, кое-что на практическом уровне уже понимаю. Поэтому сейчас есть идея углубить свои знания в этой области и преподавать, но времени пока, к сожалению, нет, потому что занят административной работой…

- Но с 2015 года мигранты должны будут сдавать экзамен не только по русскому языку, но и по истории и праву…

- Совершенно верно, поэтому я, действительно, уже побывал в роли преподавателя для мигрантов… В целях подготовки как раз к 2015 году мы решили посмотреть, как они усваивают материал по истории, и решить, какова должна быть форма подачи. Лично я убедился, что традиционный лекционный метод - вообще никак не идет.  Я, конечно, сделал большую красивую презентацию, объяснял на достаточно примитивном языке, но материал все-таки очень большой, а количество часов – наоборот, поэтому остаточные знания были в наличии (я провел тестирование), но не такие, какие бы хотелось. Аналогичная ситуация была с правом – это тоже был лекционный формат, а потом- ответы на вопросы мигрантов. Но было запланировано всего две пары занятий, понятно, что это несоразмерно мало для того огромного объема миграционного законодательства, которое экзаменуемые должны будут знать. Ведь методика преподавания русского языка уже давно отработана, а вот с историей и правом, я думаю, пока будут проблемы. Нам сейчас нужно научиться на своих ошибках …

- Вы, как кандидат исторических наук  и человек, который серьезно занимается темой миграции, думаете, что тем, кто приехал к нам на заработки, действительно, нужна история?

- Я уверен, что нужна. И знаете почему? Вот пока нас ничто не ограничивало, я им прочитал лекцию про связи Урала и Центральной Азии. Они вообще с удивлением узнали, что раньше предки современных иранцев, индусов и таджиков жили на Южном Урале – это знаменитый город Аркаим... И что потом они из-за изменения климата ушли на юг. Империя гуннов тоже начиналась на Урале. Когда-то Урал был одним из центров тюркского мира, который сегодня охватывает просторы от Якутии до Турции. Наши гости с удивлением узнают, что не они первые приезжают работать к нам – так в годы Великой Отечественной войны представители Средней Азии работали на уральских заводах… Эти лекции прошли достаточно интересно, они помогли показать древность наших связей – культурных, религиозных, трудовых. И теперь я им в шутку говорю: когда вам скажут, что вы «понаехали», то вы с уверенностью говорите, что вы не первые, кто сюда приехал и не последние. Вот если в таком ключе подавать материал, то он действительно будет им полезен и интересен. А  если  спрашивать с мигранта школьную программу по истории России – это будет полный провал.  Ведь, во-первых, у них другие образовательные программы и на другом языке. А, во-вторых, образ России там преподносится совершенно иной:  если взять учебник Узбекистана – наша страна там выгляди как оккупант, который захватил процветающую страну, все уничтожил и всех репрессировал, хотя наша страна вкладывала туда большие деньги. Но это  идеология, и если пробовать переучивать их истории – это будет совершенно бесполезная работа. Должны быть обходные моменты общих связей наших стран – это мое мнение. Также постоянно нужно говорить, что Россия – многонациональная страна, что мы имеем уникальный опыт совместного сосуществования разных народов на протяжении сотен лет, и особых конфликтов на этой почве не было…

- Но ведь это спорный вопрос, тем более, что войны были, разве об этом можно умалчивать?

- Были, конечно, конфликты, и я никогда не обходил войны стороной – империи-то в результате войн образовывались – при поглощении одного народа другим народом. Просто чего было больше: войн или нормальной созидательной жизни? Созидательной жизни, и на этом надо делать акцент. 

- Алексей, как давно вас заинтересовала тема миграции?

 - С 2006 года. Я журналист, хоть и историк по образованию. Работал на телевидении, на радио, в газете – писал обо всем, но Восток меня всегда очень привлекал. Я стал писать не только про ислам, но и про мусульманские народы, их общины, общественные организации, и потом именно в блоге о миграции стал публиковать материалы, проводить исследования как ученый... И так вышло, что с научной точки зрения меня больше интересует тема интеграции мигрантов: как их сделать россиянами,  условно говоря. Бесконфликтное совместное существование их и нас. Чтобы они, в конечном счете, восполняли демографические потери, которые есть у России, и лояльно относились к нашей стране. А через них мы бы могли транслировать российскую культуру в бывшие республики. Это глобальная идея, над которой мы думаем, а в практическом плане работаем здесь.

- Получается, в вашем Центре  ведется и научная деятельность?

- Да, безусловно, мы занимаемся не только обучением и тестологией, а ещё и изучением процессов миграции, влиянием их на межнациональные отношения. По крайней мере, в десятке проектов мы участвуем, выступаем на конференциях, имеем научные публикации…

- А учебное пособие для мигрантов выпускать не планируете?

- Мы хотели создать некое учебное пособие как раз по итогам первого выпуска бесплатных курсов… Для этого нужно обобщить уже полученный опыт, пересмотреть программы, а самое главное - понять, как нужно будет представить материал в области истории и права. В результате это должен быть такой сборник сразу из трех дисциплин, который ещё нужно будет апробировать. Ведь никто не говорит, что это будет сразу та константа, которая позволит легко сдать все экзамены, но в том, чтобы пробовать и совершенствовать, мы сейчас видим свою задачу… Для этого, конечно, нужны деньги, и мы уже думаем над этим вопросом… Но на сегодняшний день наш центр в основном работает на голом энтузиазме  (улыбается Алексей) – просто из-за того, что люди увлекаются миграционной темой и этой проблемой. А для написания книги, кроме нашего опыта, нужен ещё и хороший автор учебника… 

- На уровне страны уже есть учебные пособия для мигрантов?

- Да, есть несколько учебников. К примеру, в Питере появилась книга «Мы живем и работаем России» издательства «Златоуст» в прошлом году, потом РПЦ издало учебник, в котором затрагивается русский язык, история, культура. Кроме того, общественная организация «Правозащитный центр таджикистанцев» тоже сначала организовала курсы русского языка для мигрантов из Таджикистана, а потом и составили учебник, он достаточно простенький, но тем не менее…

- А в Екатеринбурге национальные общественные организации занимаются этим вопросом?

- Вот «Уральский дом», например, помогает нам деньгами. Совместно с Международным информационным центром мы проводили много научных исследований – по мониторингу СМИ, по замеру общественных настроений среди коренного населения и мигрантов. Я сам являюсь членом Общественного консультативного совета при УФМС Свердловской области, членом Экспертного совета по миграции при Уполномоченном по правам человека Свердловской области, и членом Экспертного совета по международным делам – у них сайт «Russian consul.ru», где они занимаются аналитикой в области международных отношений, и  есть раздел миграции, где я публикуюсь… Но в основном национальные организации обучают, конечно, своему языку. У нас есть очень хорошая армянская воскресная школа – там армянскому языку обучают детишек, таджикская организация «Дидор» - учат таджикскому. Есть у нас и школы с этнокультурным компонентом – там изучают татарский язык, марийский… Но чтобы русскому языку обучали своих – этот процесс ещё не налажен.   Уральский Федеральный университет  предлагал националам  подготовить педагогов по РКИ, но национальные лидеры в этом отношении инициативу в итоге не проявили. А в принципе каждый должен заниматься своим делом…

 

- Многим жителям нашей страны сегодня непонятно, зачем мигранту изучать историю или право, когда большинство из них не умеет вести себя в нашем обществе. Вы с этим не согласны?

- Мы, конечно, об этих настроениях знаем. И у нас проводится специальная лекция по адаптации, где мы рассказываем мигрантам о нормах поведения в российском мегаполисе. Мы говорим о культурных традициях не стереотипами – хоровод, водка, кокошники, Путин. Есть правила общежития – совместного сосуществования, чтобы мы не мешали им, а они не мешали нам – это взаимное уважения, которое проявляется, в том числе, и в одежде, внешнем виде. Наше население негативно реагирует на платки, длинные бороды, тюбетейки, халаты полосатые… Что касается всего остального, то здесь только годы совместной жизни…

- Обучающиеся прислушиваются к вашим советам? 

- Да, они воспринимают это. Ведь многие из них уже сами имели негативный опыт. За год работы мы пропустили около 1200 человек. И далеко не все «белые и пушистые» – были и наглые люди, и неадекватные, мы даже полицию пару раз вызывали… 

Тут ведь, понимаете, ещё какой момент: пребывание в России многих мигрантов развращает. Это большая загадка, но мы часто общаемся с ними здесь уже неформально, и многих из них (несмотря на религию или национальность) часто смущает, как одеваются наши девушки, что у нас парочки могут целоваться прямо на улице, что на улице также пьют и курят (несмотря на то, что это уже запрещено законом), молодежь не уступает место в транспорте… У них более патриархальные традиции: уважение к старшим, запреты на порочные деяния, вызывающие общественное осуждение. 

Здесь они видят совсем другое поведение, поэтому у них есть два пути:  либо вести себя также, либо замыкаться в своих этноконфессиональных общинах и не вступать в контакт с местным населением. Это очень конфликтогенный момент, потому что ни то, ни другое не украшает мигранта в глазах коренного населения. Мы учим тому, как принято здесь жить. 

- Алексей, вы считаете, что по итогам вашей работы и других подобных организаций можно добиться изменения отношения нашего общества к мигрантам?

- Оно должно измениться, просто нужно помнить, что воспитывать надо не только мигрантов, но и наше население. Нужно учиться взаимному сосуществованию, а иначе нас ждет судьба Западной Европы, которая сегодня имеет с мигрантами кучу проблем, а ведь они живут там уже не одно поколение…

Беседовала Наталья Шадрина




 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии  

 
0 #1 папец 31.08.2013 21:15
при проклятых коммунистах в узбекистане все могли разговаривать на русском. на государственном уровне ликвидировали большинство русских школ чтоб не говорили на языке колонизаторов. а теперь за русский счёт обучают их.
 
 
+1 #2 Anthony 01.09.2013 05:49
Забавно было бы на улицах того же Екатеринбурга провести просто кросс-тестирование местных жителей,родивши хся и живущих там.Со сто процентной гарантией из десяти прохожих девять не напишут без ошибок даже параграфа под диктовку,а по вопросам по истории страны и праву ни один не ответит сколько же цариц было у России, и какая нотариальная система применяется в России,ведь все познания среднестатистич еского россиянина укладываются в незамысловатую формулу-связку:Пушкин-наше всё и война закончилась в мае 45-го.Не позорьтесь,росс ияне,тестируя других.
 
 
0 #3 Я 02.10.2016 14:29
Цитирую Anthony:
Забавно было бы на улицах того же Екатеринбурга провести просто кросс-тестирование местных жителей,родивши хся и живущих там.Со сто процентной гарантией из десяти прохожих девять не напишут без ошибок даже параграфа под диктовку,а по вопросам по истории страны и праву ни один не ответит сколько же цариц было у России, и какая нотариальная система применяется в России,ведь все познания среднестатистич еского россиянина укладываются в незамысловатую формулу-связку:Пушкин-наше всё и война закончилась в мае 45-го.Не позорьтесь,росс ияне,тестируя других.
Вы судя по всему и руским плохо владеете и память плохая, раз статью не отобразили. Никто не собирается давать мигрантам полный курс истории России. Тпам все на бытовом, элемпентарном и детском уровне. Ну просто знание количества цариц вообще ничего не дает в жизни, кроме возможности хвастануть этим в каком либо опросе (который навряд ли будет).
Ознакомтесь для интереса с тестами для получения американского гражданства и процессом процедуры.
 

-->